?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

О связи вольных каменщиков с тайными политическими обществами

Подготовил Павел Щелин



Многие декабристы — масоны

Одной из самых интригующих и полной домыслов тем, связанных с историей восстания на Сенатской площади, является масонский фактор в деятельности декабристов. Еще до революции 1917 года декабристы утверждаются в пантеоне главных героев русской истории: они были героями как для умеренных либералов, так и для народовольцев и других радикальных революционеров. По сути, единственными, кто не сочувствовал декабристам, были консерваторы-монархисты, которые в начале XX века первыми обратили внимание на их масонские корни. Ряд оценок, например весьма популярное в начале XX века сочинение графини Софьи Дмитриевны Толь «Масонское действо» (издано в 1914 году), прямо называют восстание декабристов масонским заговором против монархии и христианской веры. Поклонникам различных теорий заговора эта концепция кажется вполне убедительной, однако с исторической реальностью она имеет мало общего.

Пестель, Рылеев и Муравьев-Апостол, трое из пяти казненных декабристов, действительно были масонами. Правда, удивляться этому не приходится, ведь и среди обвинителей декабристов масонов было ничуть не меньше: Бенкендорф, Боровков и Сперанский точно так же состояли в масонских ложах. Масон Александр Грибоедов, узнав о восстании, был более чем скептичен: «Сто прапорщиков хотят изменить весь государственный быт России». На рубеже веков мода на всевозможные тайные общества была повальной. Из шести основателей Союза спасения (протодекабристcкого общества) вольными каменщиками были пять человек.

Давним участником ложи «Трех добродетелей» был Матвей Муравьев-Апостол, а князь Сергей Трубецкой, Никита Муравьев и Сергей Муравьев-Апостол стали членами ложи в январе 1816 года. Александр Муравьев стал масоном еще до войны 1812 года и состоял в ложе «Елизаветы к добродетели», а с 1815 года — в ложе «Трех добродетелей». В 1814 году во Франции он стал членом шотландской ложи «Гередона», причем был посвящен в 4-ю высшую (тайную) степень. Именно масонская ложа стала образцом секретной организации для молодого дворянина, который позднее, если верить показаниям Сергея Трубецкого на суде, даже доказывал своим друзьям, что «тайное общество только и может существовать посредством ложи». Помимо членов ложи «Трех добродетелей», существенную роль в Союзе благоденствия играл выходец ложи «Избранного Михаила» Николай Иванович Тургенев.

Высокая доля масонов среди участников первого тайного общества, впрочем, вряд ли являлась чем-то удивительным для современников: тогда в той или иной масонской ложе состояли большинство молодых офицеров. Поэтому то, что Союз спасения во многом копировал масонские организации, вполне естественно.
Масонские правила в протодекабристских тайных обществах

Устав Союза спасения, составленный Павлом Пестелем, разделил его членов на три степени: братьев, мужей и бояр. Из бояр ежемесячно выбирались старейшины, а именно: председатель (мастер стула в масонстве), два блюстителя (в масонстве — надзиратели ложи) и секретарь (и такая же должность существует в масонстве). Желающий стать членом общества давал клятву сохранить в тайне любую открытую ему информацию, и каждая дальнейшая ступень предполагала новый обет. Все это — типичные масонские ритуалы. Также от поступающих требовалось: «1) строгое исполнение обязанностей по службе; 2) честное, благородное и безукоризненное поведение в частной жизни; 3) подкрепление словом всех мер и предположений государя к общему благу; 4) разглашение похвальных дел и осуждение злоупотреблений лиц по их должностям».

Для сравнения — выдержка из масонского устава:

«Все общественные обязанности должны ставиться выше частных, личных выгод. Это прежде всего обязывает нас верно и добросовестно служить нашему правительству и Отечеству. <…> Кто свои личные выгоды предпочитает этим обязанностям, у того нет любви к Отечеству и в том недостает великодушия…»
Иван Перфильевич Елагин. «Устав, или Правило вольных каменщиков»

В то же время известный исследователь декабризма Милица Нечкина справедливо отмечает:

«Однако отсюда никак не следует, что Союз спасения на этом этапе слился с масонством; нет, он отчетливо отделял себя от него, пользуясь им лишь как средством конспирации».
«Движение декабристов»

Просуществовав всего четыре месяца, Союз спасения распался. Впрочем, уже через год возникла новая организация — Союз благоденствия. Ее устав, записанный в так называемую «Зеленую книгу», названную по цвету переплета, также несет в себе черты масонских практик, а именно устава немецкой ложи
«Тугендбунд».

Написанная князем Шаховским, «Зеленая книга» была умереннее пестелевских принципов, и ее главное отличие от предыдущего устава состояло в исключении пункта о «слепом повиновении и употреб­лении кинжала и яда, если бы они понадобились». Деятельность членов общества была структурирована и разнесена по четырем отраслям, названия которых отражают масонские направления работы: «Правосудие», «Человеколюбие», «Просвещение» и «Народное богатство».

Членство в масонской ложе служило пропуском в мир больших должностей, и неудивительно, что талантливые молодые люди стремились этот пропуск получить. Крупнейший русский историк масонства XVIII века Георгий Вернадский писал:

«Масон старался помочь продвинуться по службе всякому, кто состоял в ордене. Масонский диплом был как бы залогом, которым обеспечи­валось восхождение по служебной лестнице».
«Русское масонство в царствование Екатерины II»

Масонские ложи, будучи основанными на возвышенных идеалах «Свободы, равенства и братства», служили центром притяжения для интеллектуалов того времени. Ставя во главу угла нравственное самосовершенствование своих членов, они придавали жизни участников особый шарм и смысл. При этом существенна следующая деталь: русское масонство всегда стремилось прежде всего к улучшению жизни внутренней. Вернадский отмечает:

«Масон не мог стремиться к преобразованию в первую очередь внешних сословных и экономических рамок жизни. Улучшение их отодвинуто было на вторую очередь после нравственной дисциплины духа, самоусовершенствования — исправления поврежденных нравов».
«Русское масонство в царствование Екатерины II»

Будущие же декабристы прежде всего занимались не вопросами самосовер­шенствования, а обсуждением социальных и экономических проектов, предполагавших, в частности, освобождение крестьян и сокращение сроков военной службы. Многие из них стали масонами в Заграничном походе 1813–1814 годов. Вот как писал об этом декабрист барон Розен:

«После вторичного взятия Парижа русские и прусские войска стояли несколько лет сряду в крепостях и городах Франции… <…> Борьба политических партий, наполнявшая тогда Францию, находила в молодых иноземцах самых внимательных и самых понятливых зрителей и слушателей».

Оказавшись в Европе, молодые дворяне столкнулись со множеством нового и непонятного, начиная от уровня жизни среднего европейского горожанина или крестьянина и заканчивая философскими идеями. Европейские масонские ложи были частью этого нового опыта. Идеи, услышанные там, сыграли в дальней­шем важную роль в жизни многих офицеров. При этом, по воспомина­ниям барона Розена, «в большей части гвардейских полков масонские ложи были с политическим оттенком».

Именно сочетание масонских идеалов и армейской дисциплины предопреде­лило трансформацию первых тайных организаций масонского типа в Северное и Южное общества декабристов, которые уже имели гораздо меньше общего с русскими вольными каменщиками.

Важен и международный контекст 1817–1825 годов. В Испании революция 1820–1823 годов свергла династию Бурбонов, в Греции с 1821 года шла народно-освободительная война против турок, в Северной Италии — борьба движения карбонариев (тоже глубоко законспирированного движения, во многом схожего с масонскими ложами) против Австрийской империи. Во всех этих событиях значительную роль играли офицерские тайные общества, что не могло не найти симпатии у декабристов. Достаточно быстро русских офицеров (Павла Пестеля и его сторонников, например Каховского) стал все меньше устраивать подход основателей первых декабристских объединений
— кабинетных теоретиков. А офицеров в Союзе благоденствия было явное большинство: из 29 членов его Коренного союза
только пятеро служили по гражданской линии.

Декабризм и масонство расходятся

В 1817 году начался выход многих знаковых фигур протодекабристского движения из масонских объединений. Так, в 1817 году ложу «Трех добродетелей» покинул Павел Пестель; правда, в дальнейшем он вступил в более почетную петербургскую ложу «Великого Востока» шотландского устава. В 1818 году из «Трех добродетелей» ушли Илья Долгорукий, Сергей Муравьев-Апостол и Александр Муравьев. В 1819 году князь Сергей Трубецкой стал просто почетным членом ложи, хотя ранее он занимал пост мастера стула, а 1820 году перестал быть вольным каменщиком Матвей Муравьев-Апостол.

Со временем нарастали противоречия и внутри собственно Союза благо­денствия. На съезде, состоявшемся в Москве в январе 1821 года, в движе­нии обнаружился значительный раскол. Главным предметом разно­гласий стало будущее России после предполагаемого переворота. Большин­ство основателей склонялось к консти­туционной форме правления, причем некоторые допускали и конститу­ционную монархию, в то время как группа, представлявшая Пестеля, выступала за военную диктатуру на время переходного периода с самим Пестелем во главе. Договориться у делегатов не получилось, и в полном соответствии с масонскими правилами (организация исчерпала цель своего существования) Союз благоденствия был распущен, «Зеленая книга» сож­жена, депутаты разъехались по домам.

В своем дальнейшем развитии декабристы имели мало общего с масонскими практиками. Вместо постепенного совершенствования — основы масонства — акцент в работе тайных обществ был сделан на решительном действии, приведшем их членов на Сенатскую площадь.

Впрочем, часть декабристов-масонов не вышли из лож. Так, из 121 осужденного по делу о восстании действующими масонами были 27 человек. После восстания масонское братство активно помогало своим братьям в ссылке. Особую роль в этом сыграла масонская ложа Конта, действовавшая в Иркутске. Братья-масоны собирали средства на помощь осужденным, давали взятки тюремному начальству для улучшения условий содержания ссыльных и их жен.

Масонские корни декабристского движения ярко проявились и в литературном наследии декабристов-поэтов. Например, ключевой масонский символ «Звезда надежды», изначально означающий семь главных добродетелей, которые должен воспитывать в себе каждый масон (вера в Божественное Провидение, нравственная чистота, отсутствие страха смерти, любовь к братьям, любовь к мудрости, щедрость и мужество), стал символом декабристского движения Эта звезда «сияет» в стихотворениях Кондратия Рылеева:

Долго, долго так ужасно
Свод небес скрывала мгла!..
Наконец звезда прекрасна,
Я увидел, там взошла!
«Путевая звезда»

…И я в безумии дерзал
Не верить дружбе бескорыстной.
Внезапно ты явился мне:
Повязка с глаз моих упала;
Я разуверился вполне,
И вновь в небесной вышине
Звезда надежды засияла.
«К А. А. Бестужеву»

Знаменитые строки Пушкина также наполнены масонской символикой:

Товарищ, верь! Взойдет она,
Звезда пленительного счастья…
«К Чаадаеву»

Оковы тяжкие падут,
Темницы рухнут — и свобода
Вас примет радостно у входа,
И братья меч вам отдадут.
«Во глубине сибирских руд»

Движение декабристов действительно имеет масонские корни, однако связь декабристов и масонов намного сложнее, чем может показаться на первый взгляд. Безусловно, масонские идеалы нравственного самосовершенствования, масонская среда, в которой иногда обсуждались республиканские идеи и мечты о свободе, сыграли значительную роль в становлении мировоззрения будущих лидеров движения.

Однако со временем декабристское движение пошло своим путем, предпочтя рассуждениям действия. Началось параллельное развитие масонства и тайных организаций, и уже собственно Северное и Южное тайные общества имели мало общего с масонскими организациями. Примечательно, что по мере движения к восстанию некоторые основатели Союза спасения, например Александр Муравьев, отошли от тайных обществ, ставших для них слишком радикальными. Скорее всего, для декабристов-масонов участие в параллельных организациях отражало их стремление не просто нравственно развиваться, но и соединить высокие принципы с практической политической деятель­ностью. Наконец, масонский символизм, во многом благодаря знаменитым строчкам Пушкина, стал неотъемлемой частью образа декабристов — и поводом для конспирологов порассуждать о масонском заговоре в декабре 1825 года.

Источники

Вернадский Г. Русское масонство в царствование Екатерины II. М., 2001.
Муравьев А. Н. Сочинения и письма. Иркутск, 1986.
Нечкина М. В. А. С. Грибоедов и декабристы. М., 1951.
Нечкина М. В. Движение декабристов. В 2 т. Т. 1. М., 1955.
Оболенский Е. П.. Воспоминания. Лейпциг, 1861.
Розен А. Е. Записки декабриста. СПб., 1907.
Толь С. Д. Ночные братья. М., 2000.
Туманик Е. Н. Александр Николаевич Муравьев: начало политической биографии и основание первых декабристских организаций. Новосибирск, 2006.
Мемуары декабристов. М., 1981–1982.
Barratt G. M. S. Lunin. Catholic Decembrist. Hague, 1976.
Leighton L. G. The Esoteric Tradition in Russian Romantic Literature: Decembrism and Freemasonry. University Park, Pennsylvania, 1994.

http://arzamas.academy/materials/870

Recent Posts from This Journal

Latest Month

January 2018
S M T W T F S
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031   

Tags

Powered by LiveJournal.com
Designed by Lilia Ahner