?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Многие известные краеведы были юристами. Например, Григорий Прозрителев и Георгий Праве. Первый был адвокатом, а второй — нотариусом. Эту традицию продолжает и кандидат юридических наук, доцент кафедры экологического, земельного и трудового права СКФУ Роман Нутрихин. Он известен не только по научно-популярным статьям об истории города, но и по монографии “Ольга Форш: советский мистик из Ставрополя”. Молодой ученый рассказал корреспонденту “СБ” о своем увлечении архитектурой Ставрополя, интересных фактах из истории краевой столицы и роли масонов в становлении города.



— Роман Владимирович, с чем связан ваш интерес к краеведению?

— Ставрополь — это жемчужина Кавказа, город с удивительной судьбой. Какими богатствами — архитектурными, культурными, историческими, археологическими — обладают ставропольцы! Это город европейского масштаба. Он интересен и ученым, и туристам. Но почему-то об этом мало помнят сами жители краевой столицы. Я решил начать писать о Ставрополе, стал целенаправленно искать интересные факты. Меня без преувеличения потрясло, какие возвышенные идеи заложены в устройство этого города, какими сакральными символами поистине космического масштаба наполнен городской текст.

— К чему же привели вас ваши поиски?

— Уже давно нашими исследователями, культурологами, историками архитектуры замечено, что многие города на юге России, которые появлялись с нуля в XVIII веке, мягко говоря, очень необычны. Например, Одесса, Симферополь, Севастополь, Ставрополь. Во-первых, у них интересные “древние” названия. Во-вторых, у всех этих городов весьма нетривиальная внутренняя организация. Они построены примерно по одному плану, который роднит их с Парижем. Кстати, в XIX веке Ставрополь называли Парижем Кавказа. Во всех этих городах есть историческая ось, главный проспект, от которого расходятся улицы и вокруг которого, как вокруг позвоночника, формируются “кости”-кварталы. Такое устройство городов называлось регулярным. Эти регулярные города очень интересны и в геральдическом плане, и с точки зрения архитектурной символики. За таким разительным сходством многих городов — не только в России, но и по всей Европе — стоял изящно выверенный план, определенная идеология. Авторами и исполнителями этого плана исследователи справедливо называют масонов. Как раз на XVIII век пришелся расцвет этого тайного общества. Мировоззрение “вольных каменщиков” во многом повлияло на создание Ставрополя как регулярного города. Ведь крестным отцом нашей краевой столицы был не кто иной как Александр Суворов — один из самых уважаемых масонов Российской империи. Первым регулярным городом в мировой истории стала египетская Александрия, построенная Александром Македонским. Главный проспект Александрии был ориентирован на точку восхода солнца в день летнего солнцестояния. Конец проспекта венчала триумфальная арка, которая называлась Воротами солнца. Регулярный полис — это не просто красивые строения, это еще и город-талисман, место силы.

— И город Ставрополь в XVIII веке строился по тому же принципу?

— Да, наш главный проспект тоже направлен на точку восхода солнца в день летнего солнцестояния, на нем тоже есть триумфальная арка. Правда, построена она была позже и при весьма загадочных обстоятельствах купцом Гавриилом Тамамшевым, прямой потомок которого был членом ложи “Космос” и вообще одним из самых известных русских масонов начала XX века. Членство в ложе часто переходило из поколения в поколение. И хотя масонство в России было запрещено и подвергалось гонениям, но с 1822 года по начало XX века [именно в этот период ставропольская архитектура переживала свой расцвет] очень многое у нас делалось тайно именно масонами. Достаточно внимательнее присмотреться хотя бы к устройству нашей Тифлисской арки. Оно повторяет врата Солнца, которые были описаны в древней апокрифической Книге Еноха, очень важной для масонов. Более того, само начало главного исторического проспекта [сейчас это улица Советская] до революции так и называлось — улицей Александрийской, что недвусмысленно указывает на связь с античной Александрией.
Конечно, участие масонов в строительстве Ставрополя на сто процентов не доказано, но есть факты, на которые нельзя закрывать глаза. Тем более что орден вольных каменщиков мог позволить себе такие долгосрочные, растянутые на века амбициозные проекты, как строительство целого города. Первым царским наместником на Кавказе был Михаил Воронцов, предки которого фактически принесли масонство в Россию. И хотя окончательных доказательств нет, но можно не сомневаться в том, что и он тоже был масоном. Генерал Ермолов, много сделавший для города, также всю жизнь был связан с “вольными каменщиками”. Эти люди принимали судьбоносные решения, сформировавшие архитектурный облик дореволюционного Ставрополя.

— Как вы относитесь к городским легендам? Стоит ли им верить?

— Легенда — это большая ценность для исследователя. Искать в ней полностью достоверную истину не стоит, это не исторический факт. Но сухие факты не передают мироощущения людей. А вот легенды впитывают вкус эпохи, ее колорит. В легенде есть колоссальная красота, она наполнена абсолютным смыслом. Например, между Ставрополем и Татаркой есть Серебряный источник. По легенде именно в этом месте Александр Македонский зарыл серебряную плиту, из-за чего вода в роднике и стала целебной. С точки зрения историка, все это очень странно. Самого Александра Великого здесь вроде бы никогда не было. Но эта легенда тесно связана с другими преданиями о подвигах античного полководца, которые рассказывают в Дербенте, на КМВ. Такие легенды позволяют проследить эволюцию мировоззрения наших предков. При этом современные легенды, придумываемые, что называется, на пустом месте, вызванные лишь желанием извлечь из истории прибыль, заработать на людских мечтах, вере и страхах, этой ценности в себе не несут.
Моя любимая легенда связана со ставропольскими подземельями. Сейчас доказано, что у этого предания есть надежное историческое основание. Сокровищ, конечно, в наших подземных туннелях не найти. Зато при их упоминании возникает отчетливое ощущение какого-то мистического, второго мира, который притягивает своей загадочной красотой.

— Вы занимаетесь проблемой города как текста. Как читается современный Ставрополь?

— Он очень разный. Здесь есть хорошие примеры духовной преемственности поколений. Например, у нас были восстановлены Тифлисские ворота — образ сакрального города, Казанский собор, ставропольский “Пассаж” с мистическими символами бога Гермеса, фасад которого был уничтожен в советскую эпоху. Современный Ставрополь — это и продолжение старых традиций. Взять хотя бы Александровскую площадь. Ставропольский архитектор Виктор Маркелов скульптурой Ангела-хранителя весьма изящно процитировал питерский Александрийский столп, показав глубокое знание истории города, проникновенное понимание его самых сокровенных культурных смыслов. Но, к сожалению, наряду с продолжением и возрождением традиций современный Ставрополь — это еще и утрата бесценного наследия. Уничтожаются исторические здания. Фасад аптеки Байгера — одного из лучших в мире образцов провинциального модерна — просто закрасили желтой краской, уничтожив все своеобразие керамической отделки. Как это вообще возможно? А фасадная реклама, уродующая лицо города? Что делать с ней? Современный облик Ставрополя создается нами, и в наших силах сделать так, чтобы город не увядал, а продолжал и дальше гармонично развиваться, не теряя своего исконного очарования.

Молоканова Мила
http://www.business-st.ru/new/obschestvo/masonskie_taynyi_kavkazskogo_parija

Latest Month

March 2018
S M T W T F S
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031

Tags

Powered by LiveJournal.com
Designed by Lilia Ahner