?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

«Магазин свободно-каменщический», 1784 г.

Человеку, одаренному рассудком при предпринимании на себя какого-либо важного по светским отношениям деяния, весьма естественно и сходно с здравомыслием вопросить себя предварительно, какие побудительные причины он имеет пред глазами своими для предпринятия сего дела, согласны для оныя с предписаниями истины, законами чести, благопристойности и проч. и вообще, хороши ли они и могут ли заслужить одобрение от всех беспристрастных и не предубежденных противу него особ? Размыслив все сие с основательностью, при вспомоществовании внутреннего судии человеческих помышлений, совести, ежели он откроет в них все те качества, кои отличают поступки разумного творения от слепого и махинального побуждения несмысленных животных, то приступает он бодро и мужественно к самому исполнению своего предприятия:, не отстрашается никакими препятствиями, встречающимися или могущими с ним встретиться посреди его подвига, и оканчивает оный, достигая при конце цель, какую себе предположил.



Если побудительные его причины не хороши и хулы достойны, то старается пременить и обратить их на добрые, и чрез такую перемену приближается опять к своей цели. Сие простое сравнение весьма удобно применено быть может и ко всем нам, вступающим или уже вступившим в высокопочтенный Орден свободных каменщиков. Мы все одарены от всевышнего Строителя мира здравым разумом и свободною волею. Пользуемся ли мы сими дарами в светском нашем обращении? Пользовались ли оными, вступая в святилище истины и добродетели? Размышляли ли здраво и основательно о тех причинах, кои ввели нас в оное и которые должны были ввести нас? Ежели мы сего не делали, то воспользуемся хотя теперь случаем. Орден свободных каменщиков позволяет и повелевает нам всегда размышлять, утверждая, что размышление наше никогда не будет поздно и что ежели мы оного доныне не предпринимали, то, начав его теперь с ревностию, усердием и доброю волею, мы ничего чрез то не потеряем, таковым благонамеренным и спасительным снисхождением побужденный осмеливаюсь и я предложить вам, любезные мои сотоварищи и соученики, в настоящем моем слабом и незрелом рассуждении мои мысли о причинах побудительных и побуждающих нас вступать в свободные каменщики. Примите оное не за слово, со тщанием выработанное, но за простые, не облеченные никаким покровом красноречия сердечные чувствования вашего брата и сотрудника в ваших работах.

Входя в рассматривание побудительных причин, вводящих нас в сие высокопочтенное сообщество, тотчас встретиться нам долженствует различие между причинами побуждающими и побудительными. Первым сделаем мы такое определение, что чрез оные разуметь должно причины, кои нас побуждают искать себе здесь места между братьями, а чрез последние причины же, кои должны необходимым образом нас побуждать к тому. Рассмотрим первее побуждающие, а потом коснемся и побудительных причин. Побуждающие нас причины вступать в масоны суть многоразличны и почти всякой новоприемлемой объявляет собственную свою, по свойствам характера своего темпераментов. Иной из нас объявил, что он ищет просвещения, говоря, что светская мудрость и наука, коим он мог изучиться в мире, суть недостаточны к со деланию его счастия, и что он истинное просвещение надеется обрести между нами. Другой утверждал, что он желает здесь приобрести навык к честному и непорочному поведению, тем паче, что некоторые из известных ему наших братьев подают в том отличительный от профанов и достойный подражания пример. Иной говорит, что он ищет дружества и братской любви, уверяя, что сии чувствия изгнаны из мирского обхождения и что они здесь только — в храме, основанном на дружестве и любви; надеется пользоваться свободно и неотъемлемо блаженством, разливаемым на смертных от искреннейшего дружества и чистейшей и бескорыстнейшей любви.

Есть многие, к сожалению нашему, коих привело сюда суетное и простое любопытство или желание увидеть и узнать здесь что-нибудь редкое, ими никогда невиданное и неслыханное; иных привело подлое своекорыстие, скрывающее гнусные свои виды под разными блистающими личинами; иных единое тщеславие быть масонами соприсоединило к нам. Кратко сказать, всякой, вступая сюда, надеемся угодить тем главнейшей своей страсти, склонности и вкусу, а потому и не можно определительным образом означить все побуждающие ко вступлению в Орден причины.

Теперь следует нам рассмотреть: 1) если побуждающие нас вступать в масоны причины хороши и одобрительны, то действуем ли мы согласно с ними? и 2) ежели они, по строгому нашему изысканию, окажутся нехорошими и достойными охуления, то стараемся ли мы переменять их на добрые? Сие да будет продолжением моего рассуждения. Нет ни малого сомнения, по крайней мере я с своей стороны твердо уверен в моем сердце, что Орден имеет у себя такие сокровища, которые удовлетворить могут требованиям всех тех, кои прибегают к нему, для принятия в оных участия, и что особы разных свойств, разных склонностей и действующие не по одинаковым побуждениям могут в нем почерпнуть все нужное для удовольствования своих желаний. Почему ищущий просвещения обретает в нем такие познания, кои он в светских училищах иногда, так сказать, мимоходом хотя и слыхал, но кои ему внушаемы там были не с такою уверенностью и уразумительностыо, как между нами. Царственная наука, предлагаемая здесь к его изучению, познавать себя, природу и Творца всяческих, с какими мирскими знаниями соравняться может? Нет мне нужды доказывать здесь пользу сей великой и первой между нами почитаемой науки: всякой брат, всякой свободный каменщик чувствует ей цену. О! коль блажен тот из нас, кто прилагает все свои душевные и умственные силы к преуспеянию в оной; кто с готовым и исполненным ревнования сердцем принимает те мудрые и облегчительные к изучению ее средства и стези, предлагаемые нашим благодетельным Орденом в иероглифах и аллегориях; кто постигает смысл оных и пользуется ими для скорейшего и надежнейшего достижения своей цели! Из сего следует, что ищущий между нами просвещения не только не обманывается в своей надежде, но еще и приобретает здесь такие сведения, которые к мирской мудрости и многознанию относятся так, как солнечный свет к свету, произведенному от одной возжженной свечи.

Теперь рассмотрим, получает ли здесь желаемое искатель добродетели и жаждущий приобрести навык к честному и непорочному поведению. Таковый всеконечно получает здесь свою плату; ибо ежечастные напоминания наших мастеров об очищении нашего сердца, об истреблении наших худых навыков и склонностей, об убегании плотских и духовных пороков, об упражнении в чувственных и умственных добродетелях свидетельствуют, что Орден печется соделать нас лучшими сочеловеками и полезными себе и государству членами. Ежели мы не становимся таковыми, то не Орден же в том виновен: наша, братии мои, малая внимательность к предписаниям его, нерадение в произведении оных в действо, и собственная о себе незаботливость есть тому причиною. Следовательно, искатель добродетели укореняется здесь в своем благом подвиге. Но таково ли бывает с ищущими дружества и братской любви? Я смело и на сие могу ответствовать, что он достигает здесь своей цели. Дружество и любовь суть две твердые подпоры свободного каменщичества. На них оно основывается, возрастает и усиливается; а потому и не можно, да и не должно сомневаться, чтобы здесь не курился чистейший и неугасаемый огнь любви и братской склонности, оживляющий своим спасительным пламенем все шаги и следы каждого из братий. Но дабы гоняющийся за сим животворным пламенем мог когда-либо воспользоваться оным, то наперед должен он приуготовить себя к тому так, как предписывают наши законы, и возжжечь в самом себе вложенную в нас природою искру любви и братства, которая едва ли у многих из нас не погасла, или по крайней мере уже погасала и истреблялась.

Се удовлетворение искателя дружества и братской любви! Доселе мы говорили о хороших и одобрительных причинах, побуждающих нас вступать в масоны, и доказали, что мы можем не только достигнуть здесь нашей цели, но и приближиться к оной так, что награждение, ожидающее нас при конце, превзойдет все меры нашей надежды. Но вопросить нас может кто, действуем ли мы согласно с сими причинами? О сем исследуй всяк свое сердце и оправдай или обвини себя в своем нерадении; по крайней мере мудрый наш Орден старается привести в движение все пружины нашего ума и сердца, дабы они действовали сообразно предположенной каждым из нас в особенности и Орденом вообще цели. Ежели он откроет, что он действовал согласно со своим предметом, поучался масонской мудрости, успевал в добродетелях, воспалял в себе огнь любви и пр. и пр., то он не без пользы сюда вступил; и ежели не восчувствовал, то по крайности скоро восчувствует то блаженство, которое Орден имеет главнейшею своею целью; когда же, напротив того, увидишь себя еще далеко отстоящим от своего предмета, то да употребит он все свои силы к приближению к оному, да воспользуется вспомоществующими средствами, предлагаемыми ему от наших мастеров, да ищет света, и увидит его несомненно в полном его сиянии.

Между недобрыми и достойными охуления побуждающими причинами положили мы выше сего, не говоря о худших и презрительнейших, любопытство, своекорыстие и тщеславие. Нет мне нужды, братья мои, распространяться теперь пред вами в описании гнусного вида сих предметов; омерзение к оным обнаруживается в ваших лицах и при едином их напоминовении; но ежели, к нашему сожалению, находятся между нами теперь некоторые, вступившие сюда с таковыми поносными видами, и ежели луч масонства не озарил их сердец и не обратил их на правую стезю, то довольно они наказываются уже и тем, что не находят здесь пищи для своих милых страстей, и возвращаются отсюда на прежний свой мрак, нимало оных не удовольствовав. Ежели у которых-либо из них сердца не столько еще ожесточены, чтоб не внимали гласу пекущихся об исправлении их наших мастеров, то да воспользуются готовностью и поспешением предписаниями их, и да пременят грубые свои и недостойные человечества побуждающие причины на хорошие и хвалы достойные; да преобратят любопытство свое, пустое и суетное, в сердечное желание узнать вещи, до них принадлежащие; своекорыстие в усердии приносит целости Ордена пользу; а простое тщеславие учиниться масоном — в деятельное побуждение соделаться таковым не единым словом, но и делом. Всем сим приобретут они себе существенную пользу и получат право на благосклонность и внимание братий, которые поведут их к усовершенствованию прямым путем, и доставят им то блаженство, каковым Орден наделяет искателей своих.

Исследовав по силам нашим побуждающие вступать в свободное каменщичество причины, их достоинство и цену, и действие наше сообразно оным, теперь по порядку следует изыскать и настоящую побудительную причину или такую, которая необходимо должна была побудить нас к тому. Мы недолго будем утруждены исканием ее; ибо мудрый Орден, провидя самые потаенные изгибы человеческого сердца, открывает оную нам в наших актах, и именно в ученическом катехизисе; ибо на вопрос, для чего ты вступил в сообщество наше, ответствует он за нас: для того, что я окружен был тьмою, и желал увидеть свет. Достойный поистине человека, чувствующего свою слепоту, ответ! Се истинная причина, долженствовавшая нас ввести сюда! Хороша ли она и одобрительна, на сие не ожидаю я ни от кого из истинных свободных каменщиков ни малого сомнения. Они твердо уверены, что какие бы блестящие мир ни предлагал явления, все они суть мрак и мгла противу света, открывающегося на Востоке; все они суть малозначащи и скоротечны, все исчезают, яко дым; единый истинный свет, обещаемый Орденом нашим всем верным, усердным и ревностным братьям, и которого участниками многие из них уже учинились по своим заслугам и достоинству, должен быть нашею целию, нашим руководителем ко вступлению в Орден.

Предуготовим убо и мы себя, любезные братья, к тому, дабы сей свет озарил нас некогда, если мы того учинимся достойны. Не будем в таком случае слишком торопливы и да не возжелаем весьма скоро исполнения сего нашего вожделения; ибо весьма естественно, что блеснувшие вдруг человеку, находившемуся долгое время во мраке, лучи света не принесут ничего, кроме ослепления. Терпение, долговременное искание, исполнение всего предписуемого нашими начальниками — суть средства к постепенному нашему возведению к оному свету. Паче же всего постараемся мы, ежели не вдруг, то хотя малу-помалу сбрасывать с себя ту мглу, которую мы принесли с собою из мира и которую не всю еще оставили в темной храмине. Она столько вредоносна, что ослепляет и по сие время умственные наши очи. Свергнем с себя неустрашимо иго владычества страстей наших; они суть наши враги и причины нашего доселе во тьме хождения; предадим себя господствованию разума, подкрепляемого религиею; вверим себя руководству достойных наших мастеров; они покажут нам путь, ведущий к истинному нашему блаженству.

Latest Month

October 2017
S M T W T F S
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031    

Tags

Powered by LiveJournal.com
Designed by Lilia Ahner