?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

«Магазин свободно-каменщический», 1784 г.

Почтенные и любезные братья! При каждом собрании нашем всякий вступающий в ложу и взглянувший на все представленное глазам его по открытии оной не может не усмотреть сего ученического ковра, на котором высокопочтенный наш Орден предлагает нам под иероглифами те важные истины, изучением которых можем мы достигнуть до нашей цели, яко каменщики ученики. Ответы наши на вопрос, делаемый нам в черной храмине, — для чего вы ищете быть приняты в свободные каменщики? — клонились все, хотя разными выражениями, к тому, чтобы сделаться лучшими; ибо искать премудрости, добродетели, просвещения и проч., кои суть обыкновенные в сем случае ответы, предполагают уже признание, что мы не мудры, не добродетельны, не просвещенны и что всего оного в нас недостает. И ежели, вступя в свободное каменщичество, по ревностному исполнению должностей наших и изучению иероглифов, нам предложенных; ежели, говорю я, хотя и не вдруг, приобретаем мы искомые нами предметы, но самое сие искание не есть ли уже шествие к улучшению себя?



Ибо мы видим по сие время, сколь ни развращены наши нравы, что невежество не предпочитается еще мудрости, или пороки добродетели, или тьма свету просвещенного ума; следовательно, сей ковер содержит на поверхности своей все те иероглифы и орудия, изучением и употреблением которых мы не можем не сделаться лучшими. Итак, в самом начале наших работ надлежит нам увериться, что мы дурны и требуем поправления. (А без сего не было бы в нем и нужды). Того для и представлен нам на ковре нашем дикий камень, дабы взглянув на оный, воспоминать сказанное в актах наших сравнение, что душа наша ему подобна и что нам ее очистить должно. Теперь рассмотрим первую часть сего сравнения, почему душа подобна дикому камню; мне кажется поистине, что ничто не может быть лучше сравнено с грубыми и острыми наростами и расселинами сего камня, как пороки, страсти и слабости нашего сердца. Итак, я надеюсь, что после сего нет никакого сомнения в подобии неочищенной души нашей с диким камнем. Подумайте же, любезные братья, в каком мы состоянии находимся! Мы уподобляемся дикому и безобразному камню, и равно как и сей камень, не можем быть ни к чему доброму годными.

Таким образом, признав сие сходство, надлежит нам рассмотреть другую часть сего сравнения, а именно: что нам подобную дикому камню душу очистить должно. Может быть, спросят: чем? В таком случае думаю я, что стоит только нам взглянуть на наш ученический ковер, на котором мы непременно увидим все те орудия, кои нужны для обсечения и обделывания нашего дикого камня. Итак, мы видим, что успех сей работы зависит от внимания нашего к учению свободного каменщичества и прилежания в работе, определяемой нам сим учением! Станем же, любезные братья, стараться от часу более и более рассматривать сие сходство сердца нашего, дабы хотя от частого сего рассматривания и размышления о нем могли мы получить надлежащее омерзение к себе самим, которое бы со временем толико усилилось, что вывело бы нас, так сказать, из мертвенности дикого камня, в которой мы находимся, в рассуждении познания и уверения себя в наших недостатках и возбудило бы все наши силы на исследование и испытание сокровенных сгибов сердца нашего; а дабы нам успеть в предприятии сем, вспомним о должностях, предложенных нам под видом условия, в черной храмине, на исполнение которых если бы мы не согласились, то не были и приняты в свободные каменщики.

Итак, вспомним, повторяю я, о сих должностях и спросим себя, исполняли ли мы их со времени нашего вступления в свободное каменщичество? В чем, однако ж, обязались мы святою и ненарушимою клятвою, да и пред кем? Пред престолом молчаливости, пред стопами правосудия и пред великим Строителем Вселенной. Но я сомневаюсь, чтобы хотя един из нас исполнил их со всею точностью. Как же может после сего дерзнувший преступить свое обязательство каменщик взирать со смелостию на свет солнца, его освещающего? Как может он надеяться, чтобы луна бледным своим сиянием не нарушила сна, объятиям которого предается он, невзирая, что нарушил столь священную клятву? Горестное состояние, заслуживающее сожаление всякого истинного каменщика! Ибо если сии два светила напоминают нам, что мы день и ночь должны бдеть за своими поступками и просить помощи Повелевшему солнцу и луне остановиться, когда Иисус Навин гнал Врагов своих, то мы можем справедливо заключить, что они даны нам от Всемогущего Творца для освещения токмо добрых дел наших: сколь же радостно может быть воззрение на них сохраняющего свою клятву каменщика!

Ибо они суть свидетели и одобрители его деяний; напротив того, сколь горестно и досадительно их присутствие для преступающих свою клятву! потому что оно непрестанно укоряет их вероломством. Но мы часто и не подозреваем, что при всяком почти шаге прогневляем нашего Творца. Неужели же не почувствуем мы сего гибельного нашего состояния и не восхотим освободиться от него? Неужели удобием предлежащих на сем ковре орудий не станем мы стремиться разорвать крепкие узы, держащие сердце наше в столь пагубной мрачности? Хотя работа сия трудна и не без опасностей, но мы слышали при принятии нашем в каменщики, что самые опасности соделывают героя достойным увенчания лаврами, и что тем сладостнее покой для ратоборца, когда он при достижении своей цели, воззря на перенесенные им трудности, сам себе сказать может: я полагал стопы мои на терние, прошел пропасти, преодолел стремнистые высоты и каменистые крутизны, но слабая искра, блеснувшая мне при первом шаге моего шествия, возгорелась наконец светильником, приведшим меня к моей цели и к незыблемому спокойствию.

Сколь счастливы, любезные братья, те из нас, коим блеснула искра сия! Они могут сравнивать свет ее с тьмою пороков, окружающих их сердце, и тем удобнее видеть всю гнусность сего состояния. Соделав токмо шаг сей, могут они ласкать себя, что прешли великую преграду. Итак, по сем кратком рассмотрении кажется мне весьма ясным, что иероглифы и орудия, предложенные нам на ковре нашем, первые, сокрывая в себе те великие истины, без познания которых не можем мы достигнуть до нашего предмета; а вторые, служащие средствами к достижению до познания сих истин, суть довольны и достаточны для успевания в великом подвиге, который мы себе предположим. Надлежит нам токмо, по словам высокопочтенного Ордена, быть трудолюбивыми, ревностными, стремиться к постоянной честности и любви братской и беречься, чтобы зависть не возмутила никогда сего чистого источника. Сими средствами можем мы надеяться совершить ученические работы наши и очистить нашу душу от чуждых ее смешений, как то правила наши сие нам повелевают.

Latest Month

January 2018
S M T W T F S
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031   

Tags

Powered by LiveJournal.com
Designed by Lilia Ahner