?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

О братских отношениях

Зодческая работа бр. Lupusleo, Д:. Л:. «Астрея» № 6032 ВВФ


О братских отношениях

«И сказал Господь Каину: где Авель, брат твой?

Он сказал: не знаю; разве я сторож брату моему?»

(Быт. 4:9)

«Мы знаем, что мы перешли из смерти в жизнь,

потому что любим братьев; не любящий

брата пребывает в смерти».

(1 Ин. 3:14)

Общеизвестно, что одно из определений масонства (едва ли не самое главное и ёмкое) наряду с другими – это братство. В этом слове, имеющем для русских масонов свое особое звучание и значение, выражена вся суть масонства как такового. В нем присутствует констатация (все масоны братья между собой), напоминание (к каждому масону должно относиться как к родному брату) и задание (нужно непрестанно постигать подлинный смысл «братства», учиться братскому отношению). Иными словами масоны являются де-факто братьями и, вместе с тем, стремятся к братскому единству, как к явлению совершенному и необходимому. Братство – это одновременно и данность, и идеал, как цель.

Все мы знаем, что хотим мы того или нет, в реальной жизни возникают разные степени братских отношений: 1) внутри масонства как такового, 2) внутри братьев одной Великой Ложи, 3) внутри братьев одной Достопочтенной Ложи, 4) внутри неформального объединения масонов, когда братья являются еще и неразлучными друзьями в повседневности – они чаще видятся и общаются друг с другом, имеют больше общих дел и интересов. Разделений можно провести гораздо больше по самым разным параметрам (единая вера, общая профессия, схожие особенности мировоззрения, один возраст и проч.). С этим, увы, приходится считаться, поскольку социальный фактор и чисто человеческие симпатии и антипатии никто не отменял; – хотя надо признать, что масонство делает или должно делать все возможное для того, чтобы братья, независимо от их особенностей, общались друг с другом как равные и, главное, находили обоюдную радость и пользу в этом общении. Ибо нет бóльшей радости для настоящего масона, чем чистосердечное братское общение само по себе…


Важно помнить, что существует непреложный моральный кодекс масона, который побуждает каждого брата идти навстречу другому брату. Об этом хорошо писал К.Х. Клауди в «Книге Ученика»: «Братская масонская любовь будет таковой только для того, кто сам всегда поступает по-братски. В истинном масонстве, если хочешь иметь друзей – сам будь другом. Масон, который, завидев вдали человека со значком с Циркулем и Наугольником на лацкане, думает: «Ого, смотри-ка, масон! Интересно, чем он может быть мне сейчас полезен…» - думает и собирается действовать отнюдь не по-братски. А вот тот, кто в такой же ситуации подумает: «Интересно, что я могу сделать для него?» - уже усвоил первый принцип Братства».

Любая братская помощь должна измеряться идеалами масонства и идти на пользу тому, кому ее оказывают, не вредя при этом остальным. Помощь должна быть бескорыстна, без внутреннего расчета получить за нее что-то взамен от брата. Братство само по себе не сводится к тому чтобы только брать у брата или, тем более, обирать его; братство – это общее восприятие всех как единого целого, сознание того, что все братья пьют из одной братины жизни. Но что такое масонство и его идеалы, если речь идет о вселенском здании, которое следует преобразить в Храм? Масонство в широком смысле не есть замкнутая группа отъединившихся от мира избранных людей, выделивших свое братство как нечто особое. Масонство – это всего лишь напоминание нам о нашей слабости и грехопадении, попытка сделать мир, исполненный жестокости и вражды, чуть просвещенее и человечнее. Задача масона – научиться братству и уметь видеть брата в каждом человеке. Масонство – это, если хотите, школа братства, свет которого нельзя присвоить кому бы то ни было. Как говорил Великий Строитель, Плотник из Назарета своим братьям: «Вы - свет мира. Не может укрыться город, стоящий на верху горы. И, зажегши свечу, не ставят ее под сосудом, но на подсвечнике, и светит всем в доме».

То же самое и с братством в масонстве: учась ему в ложе, затем его нужно распространять за ее пределы. Вот как об этом писал Ф. Бейли в своей книге «Дух масонства»: «Выстраиваемый цехом Храм - это объединение и гармонизация всего человеческого семейства. Что подытожено для нас в следующем, широко известном речении: "Промыслом Бога род человеческий есть единое объемлющее братство, Сам Он — его Мастер, а мир — Его ложа".  Вот видение и идеал — единое объемлющее Братство, где каждый безотказно сотрудничает с каждым, выполняя план строительства, всякий занимается своим заданием, а Сам Бог является Д. М., действующим через Своих дозирающих Мастеров Каменщиков». С этим нельзя не согласиться: любое стремление обособиться, выделить кружок избранных в конечном счете приводит к духовной деградации. Масоны – братья в свободе и в равенстве, меж тем как обычные люди - братья друг другу по своей природе и онтологии.

С какими проблемами сталкивается брат в масонстве? Это все те же человеческие ограничения, которые отравляют жизнь и в профанском мире. Прежде всего – обособленность, неумение и нежелание слышать другого, интеллектуальный снобизм, надменность, жажда власти (прежде всего, духовной, но иногда и вполне себе профанской) и славы. Не так уж несправедливо обвинение, что в масонстве каждый второй брат претендует на роль интеллектуального лидера, считает, что он понимает в том или ином вопросе лучше других братьев, потому что ему больше лет, у него больше опыта, он дольше или глубже изучал этот вопрос и проч. Желание меньше слушать и молчать и больше говорить и наставлять зачастую убивает Великое совместное Делание. Самая большая угроза братству – это когда масонское соработничество уступает место соперничеству, когда буква ставится выше ее духа, когда личные амбиции попирают закон, когда сам закон подменяет собой любовь, когда возникают искусственные внешние иерархии внутри братства. Ссоры между братьями были бы невозможны, если бы братья были совершенны. В реальности никто не совершенен, однако, на то и есть масонство, чтобы отделять сакральное от профанного, примирять и объединять, строить, а не рушить. Что можно делить масонам, если все они трудятся над одним и тем же – возведением Храма Истины, в котором каждый камень должен быть на своем месте?!

Истинное Братство существует вместе с Равенством и Свободой неслиянно и нераздельно. В масонстве нет никаких авторитетов, мнение которых по определению стоит выше мнения любого из братьев-мастеров, в масонстве каждый брат самодостаточен, в масонстве голос каждого брата-мастера исключительно важен и ничем не заменим. Задачей любого масона является стремление сделать себя настолько духовно открытым, чистым и сияющим знанием, что любой сторонний человек, посмотрев на него, должен сделать вывод: «Если это - масон, то масонство – прекрасно! Если масонство так преображает людей, то я тоже хочу стать масоном!» Как часто в жизни бывает наоборот, когда недостойный или низкий поступок одного подает пример для подражания и остальным.

Вместе с тем, сила братства в том и состоит, что его нельзя ни сломить, ни уничтожить. Могут меняться внешние формы масонской организации, возникать новые и умирать старые ложи и послушания, однако, все это имеет меньше отношения к масонству, чем истинное братство. Братство – это Дух масонства, а без духа любая форма мертва. В своей сущности братство основано на любви, а формально выражается в братской цепи, которая всегда открыта для новых братьев, а значит находится в процессе постоянных трансформаций. Научить братству можно лишь собственным примером и личным отношением к другому, при этом всегда важно помнить, что задача любого масона любой степени – это, главным образом, учиться и строить, а не учить и руководить.

Есть у масонства, как школы братства, еще один источник познания – я говорю о братстве более высшего порядка, которое можно воспринимать лишь эзотерически. Иногда его называют внутренним или высшим масонством, а также двойником того масонства, с которым мы имеем дело непосредственно в естественном мире. Этот двойник тесно связан с посюсторонним масонством, однако, не тождественен ему. У.Л. Уилмхерст в книге «Масонское посвящение» говорит об этом следующим образом: «…небесная масонская Ложа не просто существует параллельно, но предшествует по времени масонскому Братству на земле. И если бы это было не так, то земной Орден вообще не смог бы появиться на свет; ибо, согласно все той же гипотезе, наше масонское Братство является лишь тенью и физическим отражением аналогичной ему иерархической структуры, существующей в сверхфизическом мире. Иными словами, земной масонский Орден есть следствие и порождение Великой Верховной Ложи, а не наоборот. Последней вовсе не обязательно пополнять свои ряды усопшими членами первого, поскольку смерть тела per se еще не является пропуском в Великую Верховную Ложу (для этого, как опять же свидетельствует традиция, необходимо обладать определенными качествами и познаниями). В то же время жизнь в физическом теле нимало не препятствует вступлению в Небесную Ложу должным образом подготовленного масона, который, даже оставаясь во плоти, может обрести способность осознанно сотрудничать с нею».

Те, кого члены Теософского общества или Ордена Золотой Зари, или участники иных оккультных обществ называли «великими учителями», существующими на иных планах бытия, время от времени дают о себе знать и масонам, пришедшим в масонство не ради обретения земных благ и власти над другими, но для духовного обогащения и власти над самим собой. Особенную роль их послания играют в жизни братьев, имеющих склонность к ясновидению и мистике. Их братское отношение – это всегда действие и деятельное слово, иногда помощь и совет, часто – примирение и соединение братьев, которые отошли на дистанцию друг от друга, для их совместной работы. Известны случаи, когда подлинная масонская инициация неофита проходила в более тонком мире, и проводили ее эти братья из Великой Верховной Ложи - последующая инициация в реале братьями во плоти была лишь фиксацией той высшей инициации, которую проводили братья в духе. Вступая с ними в контакт, брат способен самосовершенствоваться через деятельность, направленную на развитие масонского братства здесь и сейчас. Эта деятельность может осуществляться даже во сне, например, через встречи масона с потенциальными кандидатами на вступление в братство, которые пока еще не знакомы ему в реале.

Разумеется, речь здесь идет о личностных и грубых описаниях того, что вообще сложно поддается словесному описанию и, тем более, не является доказанным фактом, который можно кому бы то ни было предъявить. В конечном счете, у каждого масона есть свое собственное понимание братства и того как  ему следует точить свой камень. Все мы очень разные, но есть то, что нас объединяет, и на чем стоит все масонство, – это братская любовь, которой невозможно дать четких определений и которая тем менее понятна, чем больше о ней говоришь. О любви вообще не стоит много говорить – ею надо жить, и в этом и есть подлинное братское отношение масонов друг к другу.

Dixi.



Latest Month

August 2017
S M T W T F S
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031  

Tags

Powered by LiveJournal.com
Designed by Lilia Ahner