?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Изучающие оккультизм в Америке многие годы тратят на поиск надежного и разумного пути ученичества. Большинство методов, предлагаемых учителями метафизики, не только неудовлетворительны, но зачастую даже опасны. К неисчислимым бедам могут привести неразумные попытки разбудить скрытые сверхфизические силы. Почти все йоги, за исключением, возможно, раджа-йоги, до такой степени пропитаны тантрическим колдовством, что стремление применить их на практике неизбежно приведет к черной магии. Заметим, однако, что хотя раджа-йога сама по себе и благородная дисциплина, но без постоянного руководства и глубочайшего доверия между учеником и его учителем трагедия оказывается почти неизбежной.



Американская публика пережила жуткую вакханалию мудреных дыхательных упражнений, вращений глазами и «холостого» мышления. Наша неосведомленность в вопросах восточной метафизики сделала мошенничество настолько простым, что вряд ли в обществе найдутся такие люди, которым удалось избежать обмана. А поэтому неудивительно, что в наши дни наблюдается обратная тенденция к более разумному направлению усилий. Практически каждый осознает, что ему недостает надлежащего контроля над своими способностями, и он совсем, или почти совсем, не имеет влияния на собственные порывы и потребности. Если стремление к самосовершенствованию присуще всем, то тогда возникает вполне естественный вопрос, как навести порядок в хаосе противоречивых эмоций и элементов в теле.

Но прежде чем предложить какое-то приемлемое решение, необходимо тщательно изучить саму проблему. Допустив в качестве аргумента то, что не всегда можно принять как факт, а именно, что чрезвычайно модные ныне оккультные упражнения для развития есть подлинное эзотерическое руководство, мы вносим в ситуацию изрядную долю абсурда. Люди, не имеющие никакого понятия об основополагающих принципах метафизики, сами того не сознавая, вторгаются в пределы самой опасной из всех наук — в сферу практического оккультизма. Такие упражнения возбуждают вибрации, по своей интенсивности настолько отличные от вибраций человека, который пытается наложить их на свой организм, что кончается все это психическим расстройством.

Нормальная жизнедеятельность человека обеспечивается тонким равновесием всех его частей. У среднего человека нет такой способности или части, которая оказалась бы намного выше или ниже остальных, чтобы тем самым нарушить его равновесие. Другими словами, наше питание соответствует уровню нашего мышления, наши действия согласуются с нашими желаниями, а наши идеалы, в принципе составляющие нашу высшую часть, постоянно пребывают в разумной взаимосвязи с нами как единым целым. Правда, в теле присутствует некоторый диссонанс, который обычно не имеет особого значения. Природа влияет на развитие души посредством улучшения, благодаря постепенному видоизменению окружающей среды — натуры в целом. То, гдемы пребываем, определяется тем, чтомы собой представляем, и каждый человек помещается в тот мир, который не слишком далеко выходит за пределы его понимания. Следовательно, оккультные упражнения, завораживая ум, ведут к эксцессам, которые в итоге могут погубить всю жизнь.

По-настоящему правильным бывает только то, что находится в надлежащем месте, и методы развития, которые могут возвеличить надлежащим образом подготовленного чела до положения архата, непременно расстроят рассудок и благополучие человека, не получившего необходимых предварительных наставлений. Такую подготовку редко получают в американских метафизических кругах из-за царящего повсюду духа спешки — нашей национальной болезни. Ведь это едва ли не преступление — а, по сути, самое настоящее преступление — набрать группу людей с улицы, которым незнаком даже термин «оккультизм», а потом пообещать им, что с помощью некой азиатской методики они смогут приобрести власть над психическими силами, определяющими их жизнь, за десять простых уроков и т. д. и т. п. Таким образом, нарушается рациональная основа Природы, создается противоречие между законами жизни и целью жизни, и фарс быстро превращается в трагедию.

И если предположить, что во всем остальном нет обмана, ошибка всегда заключается в попытке чересчур энергично штурмовать небесные врата или в насильственном приведении себя в состояние, не гармонирующее с качествами натуры. Средний индивидуум не приспособлен к размышлениям над глубокими тайнами вселенной, и, когда он пытается этим заняться, он попросту «надрывает» свой интеллект. Нелепо мужчинам и женщинам, не постигшим смысл окружающей их жизни, пытаться зрительно представить себе или испытать нирвану. Когда несведущий входит в состояние самадхи, он, по всей вероятности, оттуда уже не вернется, поскольку, не зная, как он туда попал, он не сможет найти дорогу назад. Метафизические расстояния и промежутки времени — вещь вполне реальная, и легче было бы маленькому ребенку, потерявшемуся в сердце Африки, найти дорогу к цивилизации, чем неподготовленному ученику вернуться из тех невидимых миров, которые отделены от этой земли колоссальными различиями качества и сознания. Энтузиасты, конечно, утверждают, что дело обстоит совсем по-другому, но вот только у энтузиастов мудрости не слишком много. Энтузиазм — это одна из эмоций, которой нет доступа в круг избранных.

Наши взгляды на жизнь создают невидимые двойники в тонких субстанциях каузальных сфер, становясь мощными факторами в оккультном развитии. Восток и Запад разделены не только безбрежными океанами, в еще большей степени их разделяет колоссальное несходство во взглядах. Восток — это метафизик, а Запад — физик; Восток аскетичен, Запад — материалистичен. Восток обладает исключительными способностями к концентрации, или сосредоточению, и преемственности — у Запада подобных способностей очень мало и к тому, и к другому. У Востока есть целая вечность, чтобы достичь какой-то цели, а Запад считает, что почти на любое свершение достаточно и пяти минут. Подобное несходство в расовых позициях и убеждениях обусловливает необходимость преобразовывать восточные оккультные упражнения, прежде чем они смогут принести пользу изучающим оккультизм на Западе. Большинство азиатов, живущих в Америке, никогда не занимались такого рода изменениями и преобразованиями, и поэтому они никак не могут понять, почему многие из их учеников терпят неудачу, а самые серьезные через короткое время умирают.

Еще до наступления христианской эры греки, поддерживая философские связи с Индией и Персией, перенесли большую часть восточных обрядов в эллинистические государства. Пифагор, величайший представитель греческой школы, прошедший обряд посвящения в Эллоре и Элифанте, безусловно, был хорошо осведомлен об эзотерических ритуалах брахманов. И даже при отсутствии других свидетельств сохранившиеся фрагменты из его эзотерических дисциплин служат тому неоспоримым доказательством. Только греки, как видно, переработали азиатские дисциплины, чтобы гармонизировать их с огромной сферой западного мышления. Благодаря платонизму восточные традиции получили широкое распространение и сохранились до наших дней в достаточно законченной форме, хотя сочинения самого Платона веками не получали должного толкования. Греки разработали свой, позитивный подход к истине. Вместо вселенной, поглощающей человека, как в азиатских учениях, они придумали человека, поглощающего вселенную. Пифагор учил совершенствованию путем возвеличивания своего «я», то есть через высвобождение потенциальных способностей своего «я», тогда как, согласно восточным учениям, совершенство достигается через самоунижение и самоотречение и отрицание любой формы индивидуального существования.

Нетрудно понять, что для западного ума индивидуальность есть краеугольный камень жизни. Однако в конечном счете обе школы приходят к одному и тому же окончательному результату, обе достигают состояния совершенства, которое идентично в обеих системах. Но только психология подхода к достижению цели в каждом случае своя, и различие между ними носит не только интеллектуальный характер, но и проявляется всеми нервами и фибрами западного организма. Не признавать подобное различие — значит нарушать гармонию всей жизни с ее окружающей средой и ее расовой предназначенностью. Следовательно, когда то, что от природы позитивно, пытается стать негативным, начинается разлад, который все больше обостряется по мере отхода от священных предпосылок западного развития. Но тогда, вполне естественно, возникает вопрос: что же представляют собой дисциплины, особенно подходящие для западного мира? Где их можно найти и как их использовать на практике, чтобы ускорить совершенствование организмов?

Прежде чем перейти к рассмотрению этих вопросов, необходимо прояснить еще один момент. Никакое оккультное развитие, идущее вразрез с законами жизни, не даст устойчивых результатов. Нельзя стать развитым без постепенного развития, равно как никто не может стать более совершенным быстрее, чем он вообще способен развиваться. Развитие не означает резкий скачок в каком-то одном направлении. Оно предполагает равномерное развитие во всех направлениях, рост всех составляющих в гармонии с законом естественного раскрытия. Другими словами, подлинная духовность никоим образом не может существовать отдельно от одухотворенного состояния, в котором пребывает система в целом — ментальная, духовная и физическая. У человека не может правая рука быть духовной, а левая — физической, и точно так же один какой-то орган не может превзойти другой в добродетели, поскольку все они участвуют в распространении жизни, пронизывающей целое, и не может обслуживать какую-то одну часть отдельно от остальных.

Человек не способен превзойти самого себя в духовном отношении, как не способен быть по-настоящему добродетельным в воскресенье и порочным в остальные дни недели. Воскресное благочестие, как известно, не является добродетелью, равно как любое искусственное стимулирование какой-то одной составляющей, не оправданное и не подтвержденное всеми другими составляющими, не может считаться законным духовным развитием. Наше отношение к жизни, наша способность усваивать знания, наша ценностная ориентация и наша мораль — все это химические продукты наших отдельных составляющих, вместе образующие этические смеси. Следовательно, наша способность умственного постижения неотделима от того, что мы собой представляем, и, как бы мы ни старались, мы просто не можем быть больше суммы наших собственных «я» и оценить качества, с которыми не согласуется наше существо еп rapport — в целом.Ученика, который думает, что он станет духовным, несмотря насвое «я», ждет в будущем горькое разочарование, ибо он может приобрести подлинную метафизическую силу только благодарясебе.

Таким образом, даже простейшие упражнения, которые можно разработать для улучшения физического состояния человека, не дадут положительных результатов, пока настроение не будет полностью подчинено все более ужесточающейся дисциплине. Под такой дисциплиной отнюдь не следует понимать подавление, это означает просто осознание взаимосвязей, существующих в человеческом организме. Упомянутые здесь несложные упражнения не предполагают никакого крайнего аскетизма, равно как не является ни необходимым, ни желательным радикальный отход от естественного образа жизни. Дисциплина в основном касается установок и тех тревожащих настроений, которые нарушают гармонию внутреннего мира. Прежде всего необходимо устанавливать ментальный покой и эмоциональное равновесие, что в значительной степени будет способствовать установлению телесной гармонии, которая создаст надлежащую обстановку для придания нужной направленности способностям к абстрагированию. Концентрация невозможна, или по крайней мере ее успех оказывается весьма проблематичным, если в человеке преобладает несдержанность.

Как прекрасно сказано в «Бхагавадгите», только человек, сохраняющий душевное равновесие в страдании и наслаждении, готов к бессмертию. Многие люди думают, что покой наступит в результате развития духовного состояния, тогда как в действительности духовное состояние является результатом обретенного покоя. Совершенство — это цель, а не средство, это завершение усилий, основанных на знании, и дается оно только тем, кто многого достиг и в других областях. Когда ум терзают противоречия и неуправляемые нервные импульсы заставляют его работать с колоссальной интенсивностью, или эмоции, вызванные горем, страхом или ненавистью, переливаются через край, никакие оккультные упражнения не помогут достичь озарения. Следствием неуравновешенных усилий или усилий, подкрепляемых несбалансированной деятельностью, может стать только катастрофа. Поэтому и Восток, и Запад предупреждают своих учеников, что, прежде чем они ступят на путь мудрости, они должны привести в порядок свое бытие.

В качестве первого упражнения рассмотрим концентрацию, или сосредоточение. Концентрация — это просто целенаправленное умственное усилие, фокусирование ума таким образом, чтобы весь интерес был сконцентрирован исключительно на объекте внимания. Концентрация подразумевает координацию интеллектуальных составляющих под властью воли, причем действие воли придает ментальным усилиям интенсивность и последовательность. Средний человек не умеет быть последовательным. Он не способен довести цепь умозаключений до ее логического конца. Другими словами, он не умеет продумывать все до конца. Стоит только вторгнуться в процесс его мышления импульсам, не имеющим отношения к предмету, как нить рассуждений потеряна. Неподготовленный человек обычно весьма поверхностно оценивает степень своих умственных усилий. Его мысли не имеют четких очертаний и не несут надлежащей смысловой нагрузки, но настолько поверхностны или туманны, что почти не оказывают влияния на принципы его поведения. Цель концентрации заключается в организации ментальных способностей таким образом, чтобы ум действительно стал тем, чем он должен быть, — инструментом для распознавания сравнительных ценностей и фактов.

Концентрация, как упражнение, не может причинить вред, если ею заниматься умеренно и не позволять ей накладываться на обязанности повседневной жизни. Следует, однако, особо подчеркнуть, что концентрация, как упражнение, никоим образом не заменяет труд или деятельность, напротив, она, собственно, и призвана помогать человеку узнавать из опыта те бесценные истины, с которых начинаются мудрость и понимание. Приступая к сосредоточению, надо прежде всего избавиться от ощущения приложения усилий, так как усилие вызывает напряжение, а это напряжение, вместо того чтобы прояснять ум, расстраивает нервы и часто приводит к серьезному дискомфорту.

Человек — это скопище напряжений. Жизнь, которую он проживает, до такой степени наполнена искусственно создаваемой напряженностью, что неврастения и нервное истощение буквально стали бичом большей части общества. Концентрацией, как философской дисциплиной, надо заниматься, мягко прикладывая волю, а не загоняя мысль угрозами в униженное состояние рабской покорности. Многие, попытавшись сосредоточиться, испытывают неприятное удивление, обнаружив непокорность своих способностей. Ум обращает мало внимания на волю, и наши мысли беспорядочно блуждают по эфиру мозга. После нескольких безуспешных попыток многие испытывают разочарование и у них развивается комплекс неполноценности, а другие приходят в такую ярость от своей неспособности мыслить, что их эмоциональные реакции совершенно не дают им сосредоточиться. Уныние, отвращение, досада и другие деструктивные реакции могут оказаться серьезной помехой на пути к цели; напротив, тот, кто даже неудачу встречает, не теряя достоинства, уже этим своим отношением достигает немалого успеха.

Согласно древним, сосредоточением желательно заниматься рано утром, лучше всего сразу после пробуждения и до вставания с постели. Преимущество этого времени состоит прежде всего в том, что сверхфизическая сущность, которая выходит из тела во время сна, только что в него вернулась и ее действие проявляется в наибольшей степени, так как деятельность тела еще не затмила тонкие импульсы души. Кроме того, в эти часы напряженность в теле минимальна, поскольку объективный разум пока что не успел вновь взвалить на себя груз повседневных тревог и забот. И наконец, жизненная сила, сбереженная во время сна, служит источником дополнительной силы для этого занятия. Следовательно, человек во всех отношениях находится в наилучшем состоянии, чтобы приступить к самосовершенствованию. Жизненно важным фактором является также регулярность. Насколько это возможно, сосредоточением следует заниматься ежедневно в одно и то же время и в одинаковых условиях. Тем самым устанавливается некий ритм, и почти все изменения, вносимые оккультными упражнениями в сверхфизическую природу человека, достигаются в результате постоянного повторения в течение длительного периода времени. И как наши привычки есть продукт повторяющихся импульсов, так и наш характер можно отлить в более благородные формы путем повторных воздействий.

Необходимо четко себе усвоить, что человеку, занимающемуся сосредоточением, ни в коем случае нельзя начинать с очистки своего ума от всяческих мыслей.Подобная процедура неминуемо помешает осуществлению цели, ради которой и прибегают к сосредоточению. С другой стороны, в равной степени нежелательно использовать какой-либо физический объект в качестве центра приложения ментальных способностей, поскольку выбор таких объектов почти всегда приводит к самогипнозу. Весь смысл этого упражнения заключается в том, чтобы действенно задавать мысли нужное направление. Человек вовсе не старается стать медиумом или позволить посторонним влияниям, исходящим с любого плана, занять место разума, а поэтому такие объекты, как хрустальные шары, магические зеркала, светильники и отражающие поверхности, полностью исключаются. Не рекомендуется также для достижения желаемого результата курить ладан или пользоваться духами.

Так, Пифагор предлагал своим ученикам сосредоточиваться на каком-нибудь природном явлении, таком, как полет птицы, рост дерева, или такое чудо, как человеческая душа. Можно также начать размышлять о каком-то действии, анализировать побудительную причину или мысленно представить какое-либо место или вещь. Одна из главных целей, ради которых греки разработали эти упражнения, заключается в улучшении памяти и доведении ее в конце концов до совершенства, что считалось ими абсолютно необходимым для приобретения знаний. Но под памятью они подразумевали способность не только надолго запоминать формы и события, но и анализировать мотивы и причинную обусловленность с тем, чтобы можно было по желанию вызвать в воображении какой-то эпизод во всех его аспектах для подробного рассмотрения в соответствии с ценностной ориентацией самого человека.

Обычный человек, приступая к сосредоточению, добьется наибольшего успеха, если начнет с визуализации какого-нибудь простого и знакомого объекта, содержащего элементы симметрии и отличающегося красотой и глубоким символическим смыслом. Для этой цели вполне подходит цветок лотоса или какой-то другой красивый цветок. Цветы вообще создают ощущение покоя, и практически все люди, независимо от темперамента, положительно реагируют на красоту их частей и красок. Особенно богат символами лотос, ибо он олицетворяет душу, плавающую на поверхности океана жизни; глубоко в материи скрыты его корни, а его прекрасное сердце обращено вверх, к свету. Лотосом Запада считается роза, имеющая тот же смысл и раскрытием своих бутонов символизирующая расцветание идеалов человечества.

Выбрав какую-нибудь подходящую фигуру, следует поставить перед разумом задачу представить его себе и продолжать заниматься этим упражнением до тех пор, пока мысленный образ можно будет вызывать по желанию и удерживать его неограниченное время. На то, чтобы научиться улавливать ускользающую форму и надежно удерживать ее, может потребоваться от двух до пяти лет ежедневного сосредоточения. Но сила, которую это упражнение придает способностям, неоценима. Цветок нужно представлять себе как бы висящим в пространстве на расстоянии примерно 61 см перед лицом, а сосредоточившись, достаточно его там удерживать; цветок можно «оживить», заставив его полностью раскрыться из бутона.

Одновременно с тем, как способности к приданию видимой формы «ваяют» внешнее подобие этого цветка, ум должен размышлять о свойствах этого растения и стремиться постичь вселенские тайны, раскрываемые структурой цветка. В обычных условиях новичок не сумеет проделать это со сколько-нибудь заметным успехом. Если он сможет удерживать мысленный образ в течение двадцати секунд, то может считать, что добился необыкновенного успеха. Однако месяцев через шесть или через год он должен суметь продлить это время до целой минуты. Ни при каких условиях и никогда не следует добиваться, чтобы это упражнение продолжалось более пяти минут. Средний человек не может сосредоточиваться на каком-нибудь субъекте или объекте в течение целых пяти минут, не нанося при этом серьезного урона ментальным энергиям.

Необходимо постоянно помнить один маленький практический совет. Если в процессе концентрации был создан мысленный образ, а затем какое-то волнение или помехи разрушили его, не пытайтесь насильно его восстановить, а считайте попытку на этот день завершенной и никогда не проделывайте это упражнение более одного раза в день. Большая часть неприятных последствий сосредоточения бывает вызвана попытками усилием или силой воли вернуть обратно ускользающий образ объекта. Это всегда оборачивается катастрофой и становится действительной причиной нервного истощения, на которое жалуются многие люди, пытавшиеся заниматься концентрацией. Не имея опыта длительных занятий по укреплению способностей, все оккультные упражнения следует выполнять без излишеств, всегда стремясь сделать слишком мало, а не слишком много.

В метафизических делах гораздо легче предотвратить неприятности, чем потом исправлять причиненный вред. Если делать все, следуя данным здесь указаниям, то это упражнение не причинит ни малейшего вреда ни одному нормальному человеку, но в случае сверхчувствительности, пониженной жизнеспособности или любого отклонения от нормы их необходимо полностью устранить, прежде чем приступать к каким бы то ни было метафизическим упражнениям. Так как сосредоточение предназначено главным образом для наведения порядка в мыслительном аппарате и является первым шагом к развитию настоящего ясновидения, то оно не оказывает никакого непосредственного влияния на чакры, или психические центры тела, и, следовательно, не может вызвать состояние, не поддающееся контролю индивидуума. Сосредоточение укрепляет ум, а ум, наделенный большими способностями к различению и распознаванию, в свою очередь, направляет жизнь к более достойным целям. Итак, очерчен круг, в котором все сообща приносят пользу друг другу и мировоззрение в целом облагораживается.

Насколько сосредоточение — явно утреннее упражнение, настолько ретроспекция, или обращение к прошлым событиям, подходит для вечера. Завершив дневные труды, тело, изнуренное приложенными им усилиями, стремится отдохнуть. В покое сумерек, отделяющих труд от сна, наши мысли инстинктивно обращаются к делам минувшего дня. Эта дисциплина — ретроспекция — преследует две цели: первая — обучить индивидуума анализировать последствия его дневной деятельности. Все, что мы делали, любой наш поступок, становится причиной, точкой, из которой вытекают бесчисленные следствия, а возвращение к прошлым событиям как раз и призвано восстановить подлинный порядок этих вытекающих следствий. Кроме того, взгляд в прошлое служит дополнительным стимулом для памяти, потому что он заставляет индивидуума посредством ассоциации идей снова прожить прошедший день. С этой точки зрения беспристрастного наблюдателя события предстают в новом свете и становятся очевидными ошибки.

Занятия ретроспекцией, как и занятия концентрацией, должны подчиняться законам упорядочения и повторения. Обращение к прошлым событиям должно быть последним совершаемым в бодрствующем состоянии действием текущего дня, когда ум уже перестает быть поглощенным земными заботами и уходит в себя. Это опять же должно происходить без усилий. События дня надо пропускать через ум, как мимолетные эпизоды панорамы. Однако просмотр картины должен происходить в обратном порядке. Разуму приходится работать, продвигаясь по дню от конца к началу, то есть начиная с последнего действия и кончая первым. Цель этого упражнения — плавно протекающее сжатое повторение в памяти всех происшествий и обстоятельств дня.

Расположив следствие перед причиной, как это делается при ретроспекции, мы вводим совершенно новый элемент. Меняется угол зрения, и то, что мы называем фактами, оказывается в значительной степени вопросами точки зрения. При подходе к вопросу с противоположной случившемуся стороны выявляются и становятся очевидными ошибки принятых решений. Ретроспекция — очень хорошее средство от бессонницы, имеющее преимущества над устаревшим методом подсчета овец, бегущих через пролом в заборе. Среднему человеку не удается оставаться в бодрствующем состоянии на протяжении всего периода ретроспекции. Он часто засыпает, не воскресив в памяти и одной десятой доли дневных дел. Это, однако, не повод для уныния; после того как ритм ретроспекции установится, процесс будет продолжаться и во сне.

Ретроспекция — это величайший организатор жизни из всех открытых человеком; улучшение становится заметным уже вскоре после начала занятий ею. Так как ум привыкает задумываться о результатахдействия, он уже начинает рассуждать на основании предвидения; таким образом, принимать решения, необходимые в нашей повседневной жизни, становится все легче и легче и они оказываются все более правильными. Пять лет добросовестных занятий ретроспекцией позволят индивидууму подняться от состояния действования наобум, присущего большинству, до уровня философского меньшинства, потому что невозможно искренне размышлять о действии, не стремясь инстинктивно улучшить это действие и не сделать его более заслуживающим похвалы в глазах собственного «Я», которое всегда должно быть высшим судиёй. Люди с плохой памятью, то есть просто совершенно неразвитой или ослабленной плохим обращением, часто жалуются на неспособность произвести точный обзор прошлых событий.

В то же самое время большинство таких людей сокрушаются по поводу недостаточной способности запоминания и хотят найти какой-нибудь способ улучшить свою память. Ретроспекция поможет достичь этой цели, но коррекция обязательно должна быть постепенной. Мало-помалу способность хранить что-либо в памяти усилится, и через некоторое время можно будет по желанию припомнить самые незначительные происшествия. На самом деле ничто никогда не забывается, но очень немногие могут открыть сокровищницу памяти и извлечь оттуда накапливаемые там мысленные картины. Ретроспекция дает власть над этими картинами, и человек, достигший высокого уровня мастерства в этом упражнении, может перебрать в памяти в обратном порядке не только события предыдущего дня, но и целую жизнь, восстанавливая все подробности и по капле извлекая мудрость из каждого кажущегося случайным происшествия.

Обращение мыслями к прошлому не должно быть чрезмерно растянутым, и, если индивидууму не удается через короткое время заснуть, попытки выполнить это упражнение следует отложить до следующего дня. Во сне человек может прожить целую жизнь за несколько минут. То же самое относится и к ретроспекции. Подробнейшее рассмотрение даже насыщенного событиями дня не займет более десяти минут, но если заниматься ретроспекцией дольше, то может возникнуть неприятное чувство усталости. Также нельзя допускать никакого раздражения по поводу того, что никак не удается высвободить какую-нибудь желанную мысль из цепких объятий забвения. То, чего невозможно добиться, лучше пропустить без каких бы то ни было эмоций, кроме искреннего желания достичь большего в следующий раз.

В ретроспекции присутствует еще один момент, а именно нравственный, или этический, аспект. Как только это упражнение откроет какой-либо комплекс действий, индивидууму придется приложить определенные усилия, чтобы «упорядочить» факты и решить, что ему следовало бы сделать при этих обстоятельствах. Возможно, он испытает некоторое удовольствие от размышления об определенно добродетельном поступке. Ему также следует честно покритиковать себя, не занимаясь, однако, мелочными придирками в тех случаях, когда он чувствует, что уклонился от исполнения какой-то своей обязанности. Ретроспекция включает не только переживание события дня, но и приведение их в порядок — собирание разрозненных фрагментов и несвязанных образов и подготовку характера в целом к более плодотворным усилиям в будущем. Каждое занятие ретроспекцией должно приводить жизнь в соответствие с требованиями современности, подводя итог тому, что достигнуто, и до известной степени предвидя направленность будущего достижения.

Если концентрация и ретроспекция станут каждодневным занятием, то на всей жизни отразится улучшение, даруемое правильным мышлением. Эти упражнения, надлежащим образом стимулирующие натуру человека в целом, в конечном итоге выведут учащегося на путь ученичества, если ими заниматься так, как предлагается в настоящей главе. Они подготавливают мыслящую натуру к ее новым обязанностям в более широких пределах и являются абсолютно необходимыми условиями достижения одухотворенного состояния; и, что важнее всего, они не ставят под угрозу целостность личности и не угрожают здоровью и работоспособности тех, кто ими занимается.

Из книги Мэнли Палмера Холла "Феникс или возрожденный Оккультизм"

Recent Posts from This Journal

Latest Month

August 2017
S M T W T F S
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031  

Tags

Powered by LiveJournal.com
Designed by Lilia Ahner