?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Из книги: Гагарин, Гавриил. Забавы уединения моего в селе Богословском. Серия: «Символы времени». — М.: Аграф, 2002.

Князь Гавриил Петрович Гагарин (1745–1807) — видный политический деятель времен Екатерины II и Павла I — прожил интересную и бурную жизнь, сочетая увлечение масонством с государственной деятельностью. Истовая религиозность уживалась в его душе с невероятным сладострастием. Поэзия Гагарина не без изящества, в стиле модного тогда рококо, повествует о нежной, но страстной любви. Однако наиболее ярко князь Гагарин проявил себя в философско-религиозных трудах. В последние годы жизни, замкнувшись в своем имении, он написал книгу покаяния «Забавы уединения моего в селе Богословском»: искреннее раскаяние в «грехах молодости» дает ему силы духовно очиститься и найти просветление через любовь к Богу.



Сергей Сучков

«ГРОССМЕЙСТЕР, ИЛИ ПАДЕНИЕ И ВОЗВЫШЕНИЕ ДУШИ». Заметки о князе Г. П. Гагарине

I
В русской культуре немало забытых имен. Среди них — князь Гавриил Петрович Гагарин, видный политический деятель эпох Екатерины II и Павла I. Родился он 9 (20) января 1745 года (место рождения неизвестно). По отцовской линии — князей Гагариных — вел свое происхождение от Владимира Мономаха. Его предками были Юрий Долгорукий и Всеволод Юрьевич Большое Гнездо. Отец Гавриила Петровича, князь Петр Иванович, женился на Анне Михайловне Леонтьевой, которая находилась в родстве с князьями Куракиными и Нарышкиными, с графами Паниными. В детстве Г. П. Гагарин получил прекрасное образование, в юности пользовался большим расположением императрицы Елизаветы Петровны. Больше ничего о ранних годах его жизни мы не знаем. Только в 70-е годы в биографии Г. П. Гагарина начинают вырисовываться конкретные черты. В 1771 году Гавриил Петрович под фамилией Пензин выехал за границу, по дороге посетив в Варшаве русского посла К. Сальдерна, с которым был очень дружен. Далее его путь лежал в Лейден, где он в сентябре 1771 года — по совету Сальдерна — встретился с гр. Н. П. Шереметевым и кн. А. Б. Куракиным (с последним особенно сблизился) и совершил путешествие по Европе: Антверпен, Брюссель, Кале, Лондон. Затем друзья обосновались в Париже, но в январе 1773 года Гагарин вернулся на родину, а Куракин остался во Франции.

От всей этой гагаринской поездки веет некой загадочностью: зачем ему нужен был псевдоним? Что за тайная встреча с К. Сальдерном? Почему Сальдерн «знакомит» его с Шереметевым и Куракиным? И что значит само это путешествие, где особо важным пунктом являлся Лондон? — Скорее всего ответы на эти вопросы надо искать в сфере масонских интересов кн. Гагарина. По-видимому, Сальдерн рекомендовал Шереметеву и Куракину ввести Гавриила Петровича в круг европейских масонов. Но, к сожалению, неизвестно, с кем именно встречались Куракин и Гагарин в Лондоне и Париже. Первую половину 1773 года кн. Г. П. Гагарин провел в Санкт-Петербурге, а в июле того же года отправился волонтером на первую русско-турецкую войну, где служил под началом генерала Вейсмана, погибшего на этой войне. По представлению фельдмаршала П. А. Румянцева кн. Г. П. Гагарин был произведен в премьер-майоры.

В 1774 году он уже в российской столице, пожалованный в камер-юнкеры. Здесь Гавриил Петрович знакомится с Прасковьей Федоровной Воейковой (25 окт. 1757–11 июля 1801) — привлекательной восемнадцатилетней девушкой, — на которой он женится в следующем 1775 году. Далее Гагарин исчезает на несколько лет из поля зрения многих своих знакомых. Некоторые даже считали, что он поселился в Москве и ведет после женитьбы затворнический образ жизни. На самом деле это не так. Наоборот, Гагарин развернул бурную деятельность, но деятельность эта была скрыта от посторонних глаз: в 1775 году он вступает в Петербурге в масонскую ложу «Равенство» и становится там «мастером стула», а в течение двух лет (1776–1777) вместе с А. Б. Куракиным проживает в Швеции, изучая сочинения шведского мистика и духовидца Э. Сведенборга (1688–1772) и налаживая контакты с местными масонами.

Можно думать, что книгу Сен-Мартена (1743–1803) «О заблуждениях и истине» Гагарин читал в подлиннике (во Франции она вышла в 1775 г.) еще до выхода ее в России (на русском языке) в 1785 году, где она была сразу запрещена. Офицер из Бордо, ученик Мартинеса Паскуалиса (1710–1774), Сен-Мартен положил начало мировому спиритизму, в области духоведения выступив последователем Э. Сведенборга. Его учитель Паскуалис, выходец из Испании, заложил основы мистического течения, последователи которого называли себя мартинистами. Правда, реально мартинисты были последователями Сен-Мартена, а никак ни Паскуалиса. В мировоззрениях учителя и ученика можно отметить определенную разницу.

Паскуалис считал, что человек обладает огромной умственной и душевной потенцией, способен постигнуть все жизненные тайны и достичь власти над духами, но государство как систему отрицал напрочь, — посему его последователи стремились подорвать основу любого государства (в некотором роде Паскуалис — первый анархист). Свою позицию он объяснял с божественных позиций: государство незаконно потому, что человек передает другому право, которого сам не имеет, — располагать своею свободою и подчинять ее кому-либо. Сен-Мартен пошел дальше. Он объявил, что человек может созерцать Творца. Эти теории имели большое хождение среди русских масонов. Н. И. Новикова можно рассматривать как прямого последователя Паскуалиса, и таких среди русских было большинство, но Гагарину ближе был Сен-Мартен и особенно Сведенборг, о котором тогда в России мало кто знал (из-за этого «шведская ориентация» Гагарина вызывала, по меньшей мере, удивление).

Наверное, в связи с этим, когда 7 июля 1779 года князь Г. П. Гагарин патентом Карла Зюндерманландского был возведен в Гроссмейстеры Великой Национальной ложи (до этого 25 мая того же года он председательствовал на ее открытии, а 22 декабря 1778 года — на открытии ложи «Феникс») и ему стали подчиняться все ложи Петербурга, Кронштадта, Пензы, Ревеля, Кинбурна, не все ложи Москвы, Риги и Дерпта согласились с таким назначением. И это естественно. Сторонники Н. И. Новикова и И. В. Лопухина имели свои основательные претензии на господство в русском масонстве. Между тем Гагарин в 1780 году становится «мастером стула» в петербургской ложе «Апис», председателем Великой Национальной ложи, префектом Капитула «Феникса» и называется Г. В. Вернадским «великим мастером», с уподоблением архангелу Гавриилу.

«Шведская позиция» Гагарина, — учитывая ориентацию русского общества на Францию, — снизила его «рейтинг» в России: Сведенборг стал известен только во второй половине XIX века, благодаря усилиям А. Н. Аксакова, «популярность» (неслучайно это слово беру в кавычки — стыдно употреблять его по отношению к великому мистику) к нему пришла лишь в XX веке. Линия Э. Сведенборг — кн. Г. П. Гагарин — А. Н. Аксаков прослеживается очень четко. В 1781 году Гавриил Петрович переезжает в Москву. Его переезд связан с преследованием масонства Екатериной II, но вместе с тем он получает высокую должность в Департаменте Сената Москвы и становится 26 ноября обер-прокурором. В том же году он знакомится с Н. И. Новиковым, входит в его ложу «Гармония» и Дружеское ученое общество.

Живя в Москве, кн. Гагарин умудрялся сочетать сразу в своей деятельности несколько направлений одновременно: масонское, официальное, коммерческое (завел винокуренные заводы), развратно-разгульное. Религиозность сочеталась в нем с невероятным сладострастием. В 1783 году в его жизни произошли важные события: он был пожалован в камергеры и возглавил ложу «Сфинкс», входившую в Русскую независимую масонскую «провинцию», так как Великая Национальная ложа прекратила свою деятельность в 1781 году усилиями Екатерины II. Но кн. Г. П. Гагарин не был обойден почестями: в 1786 году он награждается орденом Св. Анны 1-ой степени и получает крест Св. Владимира 2-ой степени.
Начало 1790-х гг. — самый мрачный период жизни кн. Г. П. Гагарина, о котором он сам впоследствии вспоминал с горечью, сожалением и покаянием.

Известный петербургский масон П. И. Меллисино (1726–1797) после закрытия его ложи Екатериной II организовал в Санкт-Петербурге «Филадельфическое общество» — компанию молодых развратников, занимавшихся регулярно удовлетворением своего самого изощренного сладострастия. Не отставала от столицы и Москва: в Немецкой слободе, в Посланниковом переулке, в доме Годеина, братьями Зубовыми был создан «Еввин клуб», просуществовавший с 1791 по 1793 гг. и закрытый по распоряжению Екатерины II. Там собирались лица обоего пола, в том числе и из высшего света, для совершения «неслыханных» развратных актов. И то и другое заведения посещал князь Г. П. Гагарин и, видимо, даже был одним из активнейших их членов. Правда, после ликвидации императрицей и «Филадельфического общества» и «Еввина клуба» Гагарин не пострадал и даже 2 сентября 1793 года был назначен сенатором. Но здесь над ним нависла новая беда: вино, которое выпускали его винокуренные заводы, было признано некачественным. Гагарин попал в опалу, заводы пришлось закрыть. Долг Гавриилы Петровича, учитывая разгульную жизнь предшествующих лет, достиг по тем временам огромной суммы — 300 тысяч рублей.
Новое восхождение по служебной линии князя Гагарина началось при императоре Павле I:5 апреля 1797 года он получает Александровскую ленту, осенью 1798 г. становится генерал-прокурором, в 1799 г. — главным директором Государственного заемного банка и президентом коммерц-коллегии, с 1800 г. — действительный тайный советник, с пожалованием ордена Св. Андрея Первозванного. Судя по всему, Павел I погасил все долги князя Гагарина.

Круг деятельности кн. Г. П. Гагарина при Павле I очень широк. Во-первых, как член Совета о составлении законов, созданного в 1799 г. под председательством генерал-прокурора П. Х. Обольянинова, он занимается разработкой нового законодательства Российской Империи, хотя и относится к этой работе скептически. Известны его слова: «В самодержавном правлении, где государь делает что хочет, трудно утвердить законы… сегодня мы поднесем государю, он утвердит, а завтра то же самое отменит». Во-вторых, вместе с тем же Обольяниновым Гагарин занимается развитием шелковичного производства в России. Ими вместе была составлена «Записка о распространении и усовершенствовании шелковичного производства в полуденных губерниях Российской империи» (СПб., 22 февраля 1800 г.), где предлагалось разводить тутовые деревья и шелковичных червей, наряду с Астраханской губернией и Крымским полуостровом, на Украине, в районе Новороссийска и Кизляра, а также на Волге, под Саратовым, чтобы российское шелковое производство, в частности Купавинская фабрика шелковых изделий (казенная), было полностью обеспечено отечественным шелком (на документе рукой Павла I стоит резолюция: «Быть по сему»). В-третьих, как президент коммерц-коллегии он подносит в августе 1800 г. государю прошение знатных купцов, торгующих в петербургском порту, и содействует их желанию о создании Страховой Конторы. И наконец в четвертых, в марте 1801 года вместе с князем А. Б. Куракиным и графом фон-дер-Паленом участвует в подписании договора о дружбе со Швецией. Выбор Павлом I для этих переговоров именно этих людей закономерен: все они имели давние и тесные контакты с влиятельными людьми шведского государства.

Уже при Александре I кн. Г. П. Гагарин вошел в организованный новым императором «Совет непременный» (состоял из 12 членов), но в 1802 году ушел в отставку со всех постов и уехал в Москву, а затем поселился — скорее всего, в 1804 году — в своем подмосковном имении Богословском-на-Могильцах (ныне недалеко от ст. Софрино Ярославской ж. д.).

II
Началом литературной деятельности кн. Г. П. Гагарина, видимо, следует считать переведенную с французского комедию Ж.-Ф. Сен-Фуа «Арлекин в серале» в стиле рококо (1769, без ук. места изд.). Предположительность здесь присутствует потому, что имя переводчика дано в инициалах «К. Г. Г.», но в литературной традиции XVIII века перевод обычно приписывается кн. Г. П. Гагарину. Настоящее же рождение Гагарина как литератора и философа произошло только в 1790-е гг. Интересен круг литературно-философских знакомств Гагарина. Он был в дружеских отношениях с кн. Е. Р. Дашковой, благодаря родственным связям с братьями Никитой и Петром Паниными. Г. П. Гагарин был знаком также с И. Ф. Богдановичем и с А. Н. Мусиным-Пушкиным, хотя знакомство это было скорее случайным. И все-таки нельзя не отметить влияние поэзии Богдановича на стихи Г. П. Гагарина, в частности, на книгу «Эротические стихотворения» (СПб., 1811). Характерно, что эпиграф к книге взят из французского поэта Парни, мастера легкой эротики.
Поэзия Гагарина — не без изящества — повествует о нежной, но страстной любви, в стиле модного тогда рококо. Пожалуй,
его стихи, как ничьи другие в России, соответствуют этому стилю:

Не прибавит знать и слава
К милой страсти ничего;
Ты души моей забава,
Друг ты друга моего.

«Гагаринская» поэзия, сочетающая в себе игривость, жеманность рококо с романтическими тенденциями, явилась провозвестником русского литературного романса.
И все же основные труды кн. Г. П. Гагарина — философско-религиозные. Они уже давно представляют собой библиографическую редкость. Говоря о философских и религиозных воззрениях кн. Г. П. Гагарина, нельзя не упомянуть о некоторых людях из его окружения, оказавших на него несомненное влияние. Среди них значатся и выдающийся русский просветитель Н. И. Новиков (отношения с которым у Гагарина, правда, не сложились — сказалась разность взглядов на роль человека в обществе и на роль государства в жизни конкретного человека), — и блистательный мыслитель XVIII в. кн. И. В. Лопухин (1756–1816), родственник жены его сына, автор таких замечательных сочинений, как «Некоторые черты о внутренней церкви» (СПб., 1798) с приложением «Нравоучительного катехизиса истинных франкмасонов» и «Духовный рыцарь, или Ищущий премудрости» (около 1799 и 1810 гг.).

Дружил Гавриил Петрович и со многими представителями русского духовенства. Митрополит Платон весьма благосклонно относился к литературно-философским писаниям, а архиепископ Тверской и Кашинский Феофилакт Лопатинский посвятил ему свое сочинение, написанное по латыни, «Зерцало горячайшего ко Господу Богу духа» (М., 1787). Но особенно теплые отношения сложились у Гагарина с дальним родственником жены, игуменом Корнилиева монастыря, старцем Ювеналием Воейковым. С ним он часто встречался и беседовал на различные религиозно-богословские темы. Старец даже преподнес ему два своих стихотворения, напечатанные в 1779 году.

В последние годы жизни, проживая в своем имении Богословское-на-Могильцах (1804–1807), что расположилось среди лесов на высоком холме, князь Гагарин написал книгу покаяния «Забавы моего уединения в селе Богословском», в которой изложил свои взгляды на человеческую жизнь вообще и на свою в частности. Его «Размышления», «Письма» и «Сновидение…» представляют собой, с одной стороны, осуждение самого себя в прошлом, с другой, мысли о человеческой сущности и ее соотнесенности с Богом. Каясь за свое сладострастие и похоть, понимая, какое падение он испытал, Гагарин чувствует, что его искреннее раскаяние и любовь к Богу помогают душевному возвышению, и вот он уже пишет о себе почти ритмизованной прозой: «Охотная молитва. — Возвышение духа к Богу. — Умножающаяся вера и надежда. — Некоторое уже к миру равнодушие». Таков он в конце такой бурной жизни. «Здесь на земле крестом себя смиряешь, а в небесах крестом себя прославишь». Крест Христов для него — есть зерцало священной премудрости. — «Он есть начало и конец науки сокровенной — Божественной», т. е. Священного Писания. Все беды человека, все его несчастья и страдания имеют один источник — грехопадение Адама, первородный грех. Именно описанию потерянного Рая, исходу из Него и возвращению в Него посвящено «Сновидение неспящего человека», как бы замыкающее книгу Гагарина.
Адам хотел испытать то внешнее, что создано Богом, но от Него отделено, стремился к единению с внешним, и «Великий Бог… наказал человека в самом начале его преступления тем, что попустил ему делать то, чего он желал». Но «Дух Божий отступил от человека, по крайней мере в свойстве благодатном», а «человек сохранил в себе микрокосм, соединяющий во уменьшенном виде все черты великого мира, и сим единым ограничился, быв прежде образом и подобием прототипа Слова Божия, в котором не только все миры и сам Богочеловек впечатлен был».

Вступив на путь единения с внешним, Адам потерял полную связь с Богом и как бы раздвоился. Гагарин разделяет четко понятие Духа и понятие Души: «Дух… источник… наших понятий и рассуждений; душа… источник и место пребывания наших чувствований». «Дух есть единствен, прост и неистленен; а душа, напротив, менее проста, более сложна. И будучи перед духом в нижайшей степени существ, может быть разделена и разделением убита не смертию первою, но смертию второю, которая не полагает конца чувствам и существованию, но паче изощряет их к мучению». Но поскольку «все скорби происходят от Бога, или лучше сказать, попускаются им», то и искушения можно расценить как проверку человека на духовную прочность, на возможность возврата в Божественное лоно. Гагарин выделяет три вида искушений по восходящей: первое — сладострастием, второе — житейской гордостью, третье (самое страшное) — духовной гордостью. Первый соблазн — соблазн первородного греха (искушение Евой), желание насладиться внешней и конечной плотью (веществом), второй соблазн есть желание быть чем-то или кем-то в мире веществ и существ. По этому поводу Гагарин писал: «Большая часть людей стараются быть значащими в мире сем; а мало таковых, которые учатся быть ничего не значащими в мире. Быть значащим в мире, то есть во Адаме, есть мечта и призрак…» Ну а духовная гордость, т. е. презрение к себе подобным и вознесение себя на ангельский престол, выглядит нелепым богохульством, ибо, как отмечает Гагарин, «сколь слаб разум сам собою, когда он по-земному действует…» Однако «часто забываемый человеком Бог человека никогда не забывает». В «Сновидении неспящего человека» Гавриил Петрович строит свою дорогу возвращения к Богу и в лоно Рая. И. В. Лопухин писал: «38. Когда начинается истинная работа в нравственности? — Когда человек начнет совлекаться ветхого Адама. Когда она оканчивается? — Тогда, когда ветхий Адам совлечен совершенно». И рождаться будет «потомство святое чрез плодоносную и чистейшую теплоту любви к Богу, а не так, как ныне чувственными… нечистыми действиями любви плотской». И вернется к нам «свет, потерянный во Адаме…»

Умер кн. Гавриил Петрович Гагарин в своем имении Богословское-на-Могильцах умиротворенный и просветленный, искренним покаянием замоливший свой грех перед Богом. Похоронили его у стен древнего храма Иоанна Богослова, что находится тут же в усадьбе. Кн. Г. П. Гагарин сам придумал эпитафию себе на надгробный камень, эпитафию, ставшую впоследствии очень популярной: «Прохожий! Ты идешь, но ляжешь так, как я». Но все-таки, стоя у могилы Гагарина, невольно вспоминаешь другие его слова. Из размышлений о смерти: «Одна дорога в здешний мир войтить; но многое множество тех, которыми из оного выходим».

Сергей Сучков

_____________________________

Кто является автором сборника «Эротические стихотворения» (СПб., 1811) — Г. П. Гагарин или его сын П. Г. Гагарин (1777–1850), — остается неясным. Плавильщиков в «Росписи российским книгам» (СПб., 1820, № 5216) называет Г. П. Гагарина. Ему, уже в наше время, вторит И. А. Рыбаков (см. его книгу «По Радонежской земле», изд. «Культура», 1996, с. 24), а вот Н. Д. Кочеткова в «Словаре русских писателей XVIII века» (Л., 1988, в. 1, с. 191) считает, что автором книги является П. Г. Гагарин. Для последнего утверждения есть свои основания. Поэтому здесь надо сказать несколько слов о сыне Г. П. Гагарина Павле Гавриловиче. Это была фигура замечательная во многих отношениях. П. Г. Гагарин печатался в таких журналах, как «Русский вестник» и «Вестник Европы». Переводил произведения Ж.-П. Флориана, в 1790 году издал с посвящением отцу, кн. Г. П. Гагарину, свой перевод книги Дж. Литтлтона «Опыт чувствительности, или Письмо одного персиянина из Лондона к другому», писал и публиковал стихи. В 1799 году участвовал в итальянском походе А. В. Суворова в качестве его адъютанта (Суворов его высоко ценил). В феврале 1800 года женился на фаворитке императора Павла I А. П. Лопухиной (1777–1805). В конце 1814 года вышел в отставку в чине генерал-майора. П. Г. Гагарин был активным членом масонских лож «Астрея» и «Орел Российский», посещал ложу «Умирающий Сфинкс». В 1831 году он женился во второй раз — на балерине М. И. Спиридоновой. Последние годы жизни кн. Павел Гаврилович Гагарин жил в доме, заселенном им птицами и собаками, среди огромной библиотеки.

Posts from This Journal by “масонство” Tag

Latest Month

August 2017
S M T W T F S
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031  

Tags

Powered by LiveJournal.com
Designed by Lilia Ahner