?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

В Музее одной улицы – одном из самых интересных в столице – открылась выставка «Масоны и мистики старого Киева».



Масонская тема – таинственная и полна загадок. Вокруг нее вращается множество слухов, легенд и вымыслов. Отчасти, наверное, потому, что о масонах и масонских организациях известно не так уж и много. Может быть, поэтому лет десять назад сотрудники Музея одной улицы заинтересовались этой темой и решили ее изучить.



Как утверждает научный сотрудник музея Анатолий Кияшко, материалы пришлось собирать буквально по крупицам. Результатом многолетнего труда музейщиков стала небольшая, но насыщенная интересными материалами и со вкусом сделанная выставка. В ее экспозиции можно увидеть не только атрибуты масонских группировок и облачения их участников, но и узнать много интересного о киевских масонах, среди которых было немало известных и высокопоставленных персон, включая будущих руководителей Украины – Михаила Грушевского, Павла Скоропадского и Симона Петлюру.


Михаил Грушевский

Активное масонское движение в Киеве началось в середине XVIII века, но его прообразом можно также считать и профессиональные братства, действовавшие на Подоле ещё с конца XVI века. К началу ХХ века киевская масонерия была одной из самых влиятельных в Российской империи, здесь действовало около 15 масонских лож.


В новую жизнь – с мастерком и в фартуке

«Мы нашли биографии людей, которых считали масонами и о которых говорили, что они масоны, – рассказывает Анатолий Кияшко о работе над проектом. – Как выяснилось, они занимались очень хорошими вещами: кто-то просвещением, кто-то научной деятельностью, а кто-то просто строил школы. Очевидно, главная идея масонских организаций состояла в том, чтобы заниматься самосовершенствованием и совершенствованием окружающего мира, – утверждает научный сотрудник. – Именно поэтому среди главных масонских символов – мастерок, фартук и нарукавники, с помощью которых члены тайных обществ и собирались строить новый мир. Как именно выглядели атрибуты духовных строителей – роскошно и утонченно – можно увидеть на выставке».





В небольшом и уютном выставочном зале также представлены облачения, знаки, ордена и специальные воротники, на которые члены масонских организаций вешали награды и символы ранга. Среди этих атрибутов есть даже очки, которые символизируют продвижение из тьмы к свету. Их водружали на вновь посвящаемого в масоны кандидата и заводили его в темную комнату, где он и должен был «прозреть». Еще один интересный экземпляр символики, который сохранился в одной из киевских семей, – это треугольник, на котором изображен глаз человека – всевидящее масонское око.


Комната раздумий

Отец знаменитого писателя Афанасий Иванович Булгаков, знаток западных вероисповеданий, в своей брошюре «Современное франкмасонство» подробно описал таинственные обряды масонов. Однако, справедливости ради, следует заметить, что в то время он работал в Киевской духовной академии и представлял официальную позицию церкви, которая к масонству относилась, мягко говоря, не очень благожелательно. Тем не менее, его работа приоткрывает занавес неизвестности и таинственности над масонством.

Например, важной частью масонского ритуала посвящения была некая «комната раздумий», обставленная различными атрибутами, которые имели глубокий философский смысл и заставляли задуматься о мироздании. Череп – это символ смерти и бренности всего сущего, а песочные часы и коса напоминали о вечной преемственности жизни. Посидев в комнате без света рядом с черепом и гробом, посвящаемый, несмотря на всю театральность этого антуража, таки задумывался о вечном. С этого момента он должен был начать новую, правильную жизнь, получив очищение. Для более глубокого осознания собственного жизненного пути кандидату в масоны предлагалось написать в келье свое завещание. Отвечая письменно на вопросы об отношении к законам морали и долга, к ближним, к человечеству и к самому себе, кандидат окончательно завершал прежнюю жизнь и готовился к Пути посвящения.


Главные решения – сообща

«Духовного лидера масонской организации называли «мастер», – объясняет Анатолий Кияшко. – Он был руководящей и направляющей силой, хотя все важные решения сначала обсуждались, а потом принимались сообща. К примеру, когда Грушевского на общем собрании принимали в масоны, он поднял вопрос о том, что в России живут различные народы, и предложил организацию, которая раньше называлась «Великий восток России» переименовать в «Великий восток народов», что и было сделано».

Внимание на выставке привлекают, конечно же, и масонские костюмы. Однако, как объяснил научный сотрудник музея, это европейские образцы, так как наши не сохранились. Ведь в 20-е годы прошлого века советская власть добралась и до масонов. Их организации были разгромлены, а документы и атрибуты уничтожены. Правда, еще в 30-40-е годы были попытки возродить масонское движение, однако они сводились к тому, чтобы собраться на квартире и вспомнить былое.








Археолог-мистик

Одним из киевских масонов был археолог-мистик Кондратий Лохвицкий, имя которого неразрывно связано с Андреевским спуском. В конце апреля 1832 года он начал исследования на горе возле Андреевской церкви. Лохвицкий свято верил в то, что найдет остатки креста святого Апостола Андрея, и трудился в этом направлении не покладая рук. В результате раскопок ему удалось обнаружить фундаменты древней Крестовоздвиженской церкви и «загадочные» остатки деревянного шеста. Из него Кондратий Андреевич и сделал крест, освятил его в церкви святого Николая Набережного и стал уверять, что это и есть легендарный крест Андрея Первозванного. Но кроме этого известный археолог, который вернул нам Золотые ворота, раскопав их остатки, откопал основание Ирининской церкви, а также стал основателем и первым заведующим Музея киевской старины при университете Св. Владимира.



«Очень популярны были также и парамасонские организации, куда входили люди, не имеющие непосредственного отношения к масонам, – продолжает рассказ Анатолий Кияшко. – Судя по всему, Кирилло-Мефодиевское братство также относилось к такому типу организации, хотя точной информации об этом нет. Тарас Шевченко, который принадлежал к этой организации, не был масоном, но у братства были атрибуты, похожие на масонские».

В XX веке масонство еще больше вошло в моду, а потому почти все знатные люди Киева либо сами были масонами, либо были с ними связаны. Представители уже действующих масонских ячеек могли сами найти нужный «экземпляр» и предложить ему сотрудничество. Основанием для такого предложения могла послужить написанная книга или благое дело для города. Киев был центром масонского движения, однако к нему примыкали не тысячи жителей древнего города, а около ста киевлян – известных и влиятельных личностей.


Родоначальник скаутского движения

Одной из них был доктор Александр Анохин – автор гимнастики, которую используют до сих пор. Он был рьяным пропагандистом спорта, первым в Киеве владельцем официального диплома «Тренер по тяжелой атлетике» и председателем оргкомитета Олимпиады 1913 года в Киеве. Александр Константинович был также редактором киевского спортивного журнала «Красота и сила» и организатором киевского скаутского движения. Причем он добился того, чтобы в нем могли участвовать не только мальчики, но и девочки, что по тем временам было делом немыслимым.

«Когда мы искали материалы о масонах, к нам попали архивы из семейных собраний нескольких киевлян, – рассказывает научный сотрудник музея. – Так музей получил возможность изучить документы еще одного киевского масона – Владимира Гориновича. Известно, что он был учителем и занимался переводами довольно редких изданий, пытаясь найти свет истины на Востоке.

К числу киевских масонов также принадлежал барон Штейнгель, дома которого сохранились в Киеве и доныне. Очень многие министры Украинской народной республики также были членами масонских лож. Среди киевлян были люди, которые не попали в открытую политику, но имели на нее большое влияние. Таким был и масон Сергей Моркотун».


Блестящий дипломат

Сергей Моркотун родился 15 июля 1893 года в Санкт-Петербурге, в семье доктора медицины Константина Моркотуна и его жены Лидии Орловской, дочери настоятеля Десятинной церкви в Киеве. По личной рекомендации знаменитого оккультиста-розенкрейцера Папюса был принят в Шотландскую ложу и появился вновь в Киеве в 1917 году как руководитель ордена мартинистов, имея 18-й градус масонского посвящения и будучи кавалером ордена Розового Креста.

Получив назначение на должность начальника милиции Юго-Западной железной дороги, Моркотун основал тайную франкофильскую политическую организацию «Молодая Украина», в которую вскоре вступили Симон Петлюра и Павел Скоропадский. Тогда же он привлек к работе известного масона – поэта Максимилиана Волошина.





Придя к власти в 1918 году, гетман Скоропадский назначил Моркотуна личным секретарем. Имея блестящие дипломатические способности, он уговорил гетмана выпустить арестованного Симона Петлюру, а позднее, когда в Киев вошли войска Директории, использовал свой авторитет, чтобы запретить преследование свергнутого гетмана. Таким образом Моркотун пытался помочь своим братьям по масонской организации, которые были известными и влиятельными политиками, избежать критических ситуаций.

Биография Сергея Константиновича наполнена интересными фактами и крутыми поворотами судьбы. В 1932 году он решил объединить все оставшиеся подпольные ложи в СССР и для руководства направить туда поэта Юрия Терапиано. А в 1939 году Моркотун переехал на Канарские острова, где занялся научным и литературным трудом и жил долго и счастливо в окружении детей и внуков. Об этом и многом другом сообщила внучка Сергея Константиновича, которую сотрудники музея разыскали в Испании.

Источник: Вечерний Киев
Автор: Марина Марченко
Фото: Григорий Кубланов
http://eveningkiev.com/article/20716

Latest Month

October 2017
S M T W T F S
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031    

Tags

Powered by LiveJournal.com
Designed by Lilia Ahner